Печать Save as PDF +A A -A
13 декабря 2015

Чайка как диагноз

О чем говорит реакция властей на расследование Навального

Юрий Чайка был назначен генеральным прокурором в 2006 году. Именно тогда начинался новый период путинского правления, прошедший под лозунгом стабильности и суверенной демократии. Период постмодернистского пиара Владислава Суркова, общественного договора с формулой «рост доходов в обмен на политические права», движения «Наши» и маргинализации несистемной оппозиции. В аппаратном плане этот период сопровождался реформой министерств и перетасовкой высших кадров. Именно тогда генпрокурор Владимир Устинов занял пост министра юстиции, а бывший до этого министром юстиции Юрий Чайка получил место Владимира Устинова.

В 2006 году комментаторы считали, что причиной первой в истории путинской России рокировки стала короткая скамейка запасных. Сегодня, по прошествии почти 10 лет, на этот эпизод можно взглянуть иначе.  

Устинов сделал для путинского режима очень многое: замял ряд громких и неудобных для Путина дел, в числе которых расследование катастрофы на подлодке «Курск», расследование захвата центра на  Дубровке, и удачно устранил путинских оппонентов: провел дело «Медиа-моста» Владимира Гусинского, дело Салмана Радуева, дело «ЮКОСа» и Михаила Ходорковского, дело Юлии Тимошенко и т.д.  

Но в новой реальности Путину нужен был новый человек. Человек с хорошим опытом сведения к нулю коррупционных дел. Потому что новый период путинской России начался под флагом не только стабильности и удвоения ВВП, но и под скрытым от глаз стягом большого распила. Распила, который благодаря зачисткам оппозиции, СМИ и зачатков гражданского общества, не имел больше никаких препятствий.

Опыта у Юрия Чайки в вопросе обеспечения прикрытия коррупционных дел было не занимать. В 1996 году Чайка, согласно докладу Марины Литвинович «Власть семей», курировал дело «коробки из-под ксерокса» и о 500 тысячах долларов в ней, с которыми были задержаны организаторы избирательной кампании Бориса Ельцина Аркадий Евстафьев и Сергей Лисовский. Благодаря «отличной» работе тогдашнего первого заместителя генпрокурора Чайки, никто из окружения Ельцина не пострадал. Кстати, заместителем Чайка был у того самого Скуратова, чью отставку он всячески поддержал, и чьим и.о. стал после этой самой отставки.  

В анти-антикоррупционной биографии генпрокурора были и другие эпизоды, что делало его просто идеальным кандидатом на должность человека, который будет обеспечивать прикрытие для великих государственных деятелей новой эпохи масштабной коррупции. У такого человека не может быть кристальной биографии по определению.  

Расследование коррупционных связей людей из окружения Чайки, которое провел фонд Навального, прогремело на всю Россию. За несколько дней его посмотрели более миллиона человек. В нем рассказывается о недвижимости, которой владеют дети генпрокурора в Греции и в Швейцарии, и делается предположение, что огромные средства, которые пошли на их приобретение, появились в руках сыновей Юрия Чайки путем бандитских действий – рейдерских захватов, сопровождаемых таинственными  смертями под возможным прикрытием подчиненных отца.

В современной России не надо быть хорошим расследователем, просто необходимо иметь хорошую память. Практически все, о чем нам снова рассказали в фильме «Чайка», было известно и раньше – из расследований «Коммерсанта» и других изданий. И уже из упоминавшегося доклада «Власть семей».  

Новое – это указание на связь Чаек с кущевскими бандитами. Но косвенные данные о похожих связях появлялись в Интернете и ранее. Так, например, упоминается такой эпизод: в начале 1999 года некая подмосковная фирма обратилась с жалобой на рэкетиров, которые, кстати, приехали из Иркутской области (именно там Юрий Чайка начинал свою профессиональную карьеру в 1976 году, занимаясь вплоть до 1990 года партийной работой в КПСС, и именно оттуда Скуратов забрал его в Москву в 1996 году). Бандитов задержали. Номера машины, на которой они ехали, числились за Юрием Чайкой. Кроме того, в машине нашли спецталон, запрещающий проверки. И как прекрасный довесок –  доверенность на управление автомобилем от имени Артема Чайки. На суде над рэкетирами сын тогдашнего и.о. прокурора выступал только в качестве свидетеля. 

В общем, человек, которого самого никак нельзя назвать безупречным, как нельзя лучше подходил на должность того, кто превратит институт прокурорского надзора в чистой воды потемкинское прикрытие любых коррупционных дел.

Еще в 2014 году российский правозащитник – руководитель «Агоры» Павел Чиков – отметил: «В историю Юрий Чайка войдет именно как генпрокурор, разваливший прокуратуру».  

Впору предположить, что точно такие же слова можно сказать почти про всех нынешних министров и руководителей различных федеральных ведомств – «человек разваливший». Как, впрочем, и  про самого Владимира Путина: «человек, разваливший государство». В работающем государстве истории, подобные истории семьи генпрокурора Чайки, были бы невозможны. А если даже и возможны, то не могли бы продолжаться столь долго. И уж точно за разоблачением должна была бы последовать хоть какая-то, хотя бы внешняя реакция.  

Но после появления фильма «Чайка» в Интернете силовики пришли не к генпрокурору и его сыновьям, а к телеканалу «Дождь» (!), который помогал Навальному в его расследовании. Сыновья генпрокурора никого из находящихся у власти не заинтересовали. Они, мол, совершеннолетние, а значит, имеют право заниматься бизнесом и иметь недвижимость за границей. И при чем тут их папа.   

Еще в конце правления Бориса Ельцина и в начале правления Владимира Путина после коррупционных скандалов хотя бы для вида возбуждали уголовные дела и пытались как-то оправдаться. Сегодня никто уже не заморачивается. Люди, захватившие Кремль, уверены даже не в том, что государство это они, а в том, что государство – это ничто, а есть только они, для которых страна – неисчерпаемый источник обогащения.   

Уничтожается медицина? Закрываются школы? Бастуют дальнобойщики? Никакие решения не будут отменены и никого не лишат дополнительных источников дохода. Потому что у тех, кто находится у власти, есть цель. И эта цель вполне конкретная. И исчисляется она не в величии России, не в площади территории РФ и не в ВВП.  Исчисляется она в денежных знаках в конкретных карманах.

В связи с этим можно сделать и некоторые утешительные выводы. Судя по всему, Владимир Путин никакой не автократ. Он не обладает реальной властью ни над своим окружением, ни над своими подчиненными. Автократия – это история про то, что все государственные рычаги сосредоточены в одних руках. То, что мы наблюдаем в России сегодня, это отсутствие всяких рычагов.

Для сохранения своей личной, автократической власти Путину сегодня было бы крайне выгодно снять Юрию Чайку и начать расследование против его сыновей. «Отправить к доктору» весь клан Ротенбергов и получить отличный электорат в лице дальнобойщиков. Бросить больше денег на развитие медицины и образования, а не на бессмысленную войну с Сирией. Будь он настоящим автократом – для него это был бы лучший способ сохранить свою власть до самой смерти.

Но Путин ничего этого сделать не то чтобы не хочет, а совершенно не может. Именно потому, что на самом деле никакой персональной властью он не обладает. Круговая порука, объединившая его с другими бенефициарами этого «большого распила», уже не позволит сделать шаги, которые бы работали не на обогащение клана, а на продление личной власти Владимира Путина.  

Постоянные попытки имитировать государственные институты превратили эти институты в потрепанные декорации спектакля, который каждый сезон идет на российской сцене, но уже ни актеры, ни зрители давно не помнят, с какой целью. Актеры-статисты репетируют майские парады в декабре и просят главного режиссера не лишать их роскоши, а зрители даже не пытаются кидаться тухлыми помидорами.

Эта шаткая конструкция может рухнуть в любой момент, и уж точно она не может стать опорой для какого-то изоляционного режима типа Северной Кореи – потому что нет ни великих идей чучхе, ни репрессионного государственного механизма, способного их внедрить.

Российское государство все больше начинает напоминать сказочное царство «трех толстяков» Юрия Олеши. Но это вовсе не значит, что в России, как у Олеши, случится бархатная  революция, которую организуют рабочие совместно с творческой и научной  интеллигенцией.

Нас, скорее всего, ждет третий путь. Когда сыновей генпрокурора обвиняют в связи с бандитами, а за этим не следует никакой реакции, и это означает, что насилие окончательно вышло из-под контроля. Общество же не имеет ресурсов противостоять повсеместному разложению и девальвированному применению силы. В итоге самый реалистичный прогноз – это разгул бандитизма, наложенный на нищету, которая провоцируется масштабной рецессией. Перспектива не многим лучше, чем авторитаризм и тоталитаризм, но как странно это бы ни звучало, она оставляет обществу куда большее окно возможностей, чем дальнейшее закручивание гаек. По крайней мере, это позволяет отстроить на руинах доведенной нынешними властями до коллапса России новое государство. Воспользуется ли общество такой возможностью, никому неизвестно.  

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersectionproject.eu