Печать Save as PDF +A A -A
24 мая 2017

ОДКБ-2017 и как Россия использует своих союзников

ОДКБ как инструмент российской политики на постсоветском пространстве 

В апреле состоялось знаковое, но оставшееся практически незамеченным событие – Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) сменила генерального секретаря. Им стал бывший начальник Главного штаба Вооруженных сил Армении генерал-полковник Юрий Хачатуров. Теперь управление организацией будет осуществляться через ротацию согласно алфавиту русского языка каждые три года. Однако говорить о том, что в организации произойдут какие-то изменения, нельзя. ОДКБ по-прежнему остается организацией проецирования российского влияния на постсоветское пространство.

Прошло 25 лет с момента подписания Договора о коллективной безопасности и 15 лет с момента образования ОДКБ, но организация так и не решает вопросы безопасности своих членов. Ее антитеррористический и военный потенциал скромен и кроме учений нигде задействован не был. Ее миротворческий потенциал не востребован. Операции по борьбе с незаконным оборотом наркотиков или нелегальной миграцией неэффективны ввиду своей публичности. Сотрудничество с международными организациями условно. За семь лет после подписания резолюции о сотрудничестве ООН и ОДКБ результатов так и не появилось. Практическое взаимодействие с близкой по составу ШОС также не происходит. Государства-члены используют ОДКБ для покупки российской военной техники по льготным ценам и для бесплатного обучения групп военнослужащих в военных вузах России. О роли ОДКБ красноречиво говорит ее бюджет – около 250 млн рублей (менее 4,5 млн долларов). К примеру, бюджет Петербургского международного экономического форума больше в 7 раз. Интереса к такой организации быть не может.

Однако это не мешает России использовать ОДКБ для усиления и продвижения своей политики, хотя и не всегда успешно. Ни один союзник России не участвует в ее военных операциях. Государства члены ОДКБ даже формально не поддерживают политику России.

В Беларуси политику Кремля на Украине восприняли как трагедию. МИД Беларуси заявил, что Украина должна остаться суверенным, независимым, территориально целостным государством. Официальный орган администрации президента Беларуси напомнил о том, что одновременно с передачей Украине Крыма Россия приобрела  Карело-Финскую ССР. И в случае передела границ может возникнуть вопрос о Карелии. Сам же Александр Лукашенко открыто признал новую украинскую власть (что противоречило позиции Кремля) и заявил, что Украина должна оставаться целостной. Позже Беларусь изменила свою позицию и стала говорить, что «исходит из того, чей Крым сегодня де-факто».

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев очевидно не был доволен политикой России в отношении Крыма, так как имеет целые области населенные преимущественно русскоязычным населением. В телефонном разговоре с канцлером Германии Ангелой Меркель глава Казахстана поддержал территориальную целостность Украины и выразил убежденность, что украинский кризис должен быть урегулирован путем диалога между всеми заинтересованными сторонами. В настоящее время позиция МИД Казахстана сводится к тому, что статус Крыма окончательно не урегулирован.

В Таджикистане и Кыргызстане нет угрозы сепаратистских настроений, страны экономически зависят от России, однако Душанбе и Бишкек не могут поддержать российскую политику. Поддержав Москву, они бы потеряли доступ к западным инвестициям и технологиям, которые жизненно необходимы слабым экономикам республик.  

И только Армения поддержала «право наций на самоопределение» в Крыму (для его проецирования на Нагорно-Карабахскую республику, стремящуюся подтвердить свою независимость).  

Что касается российской политики в Сирии, то безоговорочно поддерживает Москву в этом вопросе только Беларусь. Несмотря на встречающиеся слова поддержки России, при голосовании в Генассамблее ООН остальные государства Россию не поддерживают. Кыргызстан, Казахстан, Армения воздерживаются. А Таджикистан не голосует вовсе.

Однако нынешняя политика России не нуждается в одобрении союзников. Союзники нужны для использования их в своих целях. Россия использует Беларусь для военного давления на Европу, а политику НАТО для давления на Беларусь. Так, в 2017 году в Беларуси Россия будет проводить учения «Запад-2017». В них примут участие около 13 тысяч человек, для транспортировки которых на белорусскую территорию понадобятся 4 тысячи железнодорожных вагонов. Министр обороны Эстонии Маргус Цахкна заявил, что Москва может использовать совместные с Минском учения с целью разместить в Беларуси своих военнослужащих. А секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов заявил, что совместные российско-белорусские учения «Запад-2017» могут быть подготовкой к наступательной операции против Украины.

Впрочем, это едва ли так, поскольку главное здесь оказать воздействие на НАТО. Сергей Шойгу отметил, что основой для разработки замысла и сценария данных учений станет усиление активности НАТО вблизи границ Союзного государства. Из чего можно предположить, что главной целью маневров станет не борьба с мифическими незаконными вооруженными формированиями, а отработка действий войск в ходе военного конфликта с НАТО. Фактически Россия говорит, что будет использовать территорию Беларуси в случае конфликта с НАТО.

Президент Беларуси говорит об оборонительном характере учений и предлагает представителям НАТО присутствовать на них. Что скорее говорит об обеспокоенности самого Лукашенко. Россия втягивает Беларусь в военные связи под предлогом угрозы НАТО. Взаимодействие Вооруженных сил Беларуси и России в последнее время стало более интенсивным. Только за прошлый год стороны провели более 100 совместных мероприятий.

Россия пугает Беларусь развитием элементов ПРО США в Европе и продвижением НАТО в Восточную Европу. А в качестве ответа включает Беларусь в единую систему ПВО союзного государства, безвозмездно предоставив ей ЗРК С-300 и С-400. Ведь белорусская ПВО лучшее прикрытие воздушного пространства на дальних подступах к Москве и центральным районам России с запада.

Но и это не все. Россия имеет планы по размещению в Беларуси ракетных комплексов Искандер-М и авиабазы с истребителями Су-35. Также эксперты предлагают ответить НАТО, сделав партнерами ОДКБ Китай, Индию или Иран, на что уже согласилась Беларусь.

Проблему Сирии Россия также собирается использовать для усиления влияния на страны ОДКБ. Так, исполняющий обязанности генсека ОДКБ Валерий Семериков на Московской конференции по международной безопасности заявил, что боевики ИГ уходят из Сирии и Ирака в Афганистан. Вследствие чего у России появилась возможность оказать помощь Таджикистану в связи с ухудшением обстановки на таджикско-афганской границе. Появилась идея о наращивании военного присутствия сил ОДКБ в пограничье и создании совместного сервисного центра по ремонту различных видов БТР и БМП.

Также Россия стремится создать коллективные авиационные силы ОДКБ, которые включали бы в себя истребительную, бомбардировочную, транспортную, а также разведывательную авиацию. Масштабный проект наверняка должен будет включать в себя также размещение средств ПВО, систем связи, наземных ВС и других компонентов.

Уже несколько лет существует идея создать единую региональную систему ПВО в Центральной Азии. Однако даже сотрудник президентского РИСИ открыто говорит, что кроме России объединение ПВО особо никому не интересно. Центральноазиатским государствам интересно управлять системой ПВО (как Казахстану) или провести обновление своих вооружений за счет России (как Кыргызстану и Таджикистану). Однако уступать управление и бесплатно поддерживать обороноспособность центральноазиатских государств Россия не намерена.  

Договориться по этим вопросам с государствами Центральной Азии пока не удается. Экономические трудности присутствуют во всех странах ОДКБ, и платить за эти проекты никто не готов. Однако Россия продолжает запугивать партнеров по ОДКБ. В частности, говорится, что существует угроза цветных революций, которые Запад может осуществить, воспользовавшись преклонным возрастом лидеров государств. Нагнетается атмосфера страха, когда безопасность возможна только через уступки российской военной машине. Создаваемый в Москве Центр кризисного реагирования ОДКБ формально призван обеспечить оперативный обмен информацией между военными органами. Однако создается он по примеру Национального центра управления обороной РФ, то есть фактически члены ОДКБ будут отчитываться перед Россией о ситуации в своих государствах и выполнять рекомендации Москвы.   

ОДКБ является всего лишь инструментом российской политики на постсоветском пространстве и не имеет самостоятельной ценности. Союзники Москвы по ОДКБ не могут поддерживать Россию публично, так как слабы перед международной критикой. Отличная от Москвы позиция по какому-либо вопросу не способна кардинально изменить их вектор внешней политики или отношение к интеграционным связям с Россией. Они слабы экономически, а значит, зависят от Кремля, в котором это прекрасно понимают.

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersection.eu