Печать Save as PDF +A A -A
11 октября 2016

Новые инициативы России на Кавказе

Цели российской политики на Кавказе

Мало кто из аналитиков следит за новыми инициативами Путина на Кавказе. Такое пренебрежение можно понять, учитывая события, разворачивающиеся в Сирии, Украине и Восточной Азии.  Но подобное игнорирование не только ошибочно, но и вредно, т.к. оно приводит к тому, что мы упускаем из виду стратегические аспекты российской политики в данном регионе. Маневры Москвы на Кавказе неразрывно связаны с более глобальной стратегией, а также с важнейшей задачей создания неоспоримой и исключительной сферы влияния в странах бывшего Советского Союза, которая будет использована для демонстрации силы, власти и статуса внешнему миру. Еще одна задача кремлевской стратегии – подавление любых проявлений недовольства в «государстве-клиенте» Армении.

Для достижения трех целей (внутренняя стабильность, региональная гегемония и внешняя демонстрация силы на основании первых двух факторов) Путин и его правительство применяют все имеющиеся в их распоряжении методы, а также пытаются предотвратить осуществление негативных сценариев, которые проявили себя в этом году.

Путин впервые выступил с реальными мирными предложениями по снижению напряженности в зоне Карабахского «замороженного» конфликта между Азербайджаном и Арменией. В любом другом случае Россия стала бы единственным бенефициаром возобновления боевых действий между этими двумя странами, т.к. это позволило бы Кремлю осуществить вмешательство с применением силы с целью подавить новый этап борьбы, расширив тем самым зону своего военного доминирования на Кавказе, включив в нее даже Азербайджан. Но сегодня Москве и так приходится иметь дело с многочисленными кризисами в условиях стесненных средств, поэтому возобновление конфронтации между Азербайджаном и Арменией не сыграло бы ей сейчас на руку. Более того, новый виток боевых действий на самом деле мог бы поспособствовать возвращению западной дипломатии на Кавказ в масштабах, которые были бы неудобны для России или которым Россия не смогла бы адекватно противостоять. Поэтому Путин пытается сгладить конфликт, чтобы у него была возможность использовать рычаги влияния и на Баку, и на Ереван.   

В то же время Москва внимательно следит за растущими волнениями и антироссийскими настроениями, которые проявились в череде демонстраций против повышения цен на электроэнергию и того факта, что российскому солдату, убившему армянскую семью во время несения службы в городе Гюмри, приговор вынес российский судья. Чтобы сохранить свои позиции в Армении и поддержать там стратегическое равновесие (дабы Баку не пришла в голову идея о возможности проведения ограниченной операции с целью усилить свое положение за счет Армении, итогом чего могла бы стать более широкая и неконтролируемая война в Нагорном Карабахе), Путин не только выступил с проектом урегулирования нагорно-карабахского конфликта, но и для сохранения локального баланса возобновил продажу Армении российского вооружения на льготных условиях. 

Путинские маневры на Кавказе направлены на снижение потенциала для насилия в Нагорном Карабахе. Достичь этого предлагается с помощью возвращения сторон к обсуждению «Мадридских принципов», которые ранее были одобрены обеими странами и включали в себя пункт о возвращении всех семи завоеванных территорий Азербайджану. Однако позже Армения сделала шаг назад, заявив, что вернет только пять из семи обговоренных ранее территорий. Предложение Путина заключается в том, что параллельно продолжению переговоров на основе «Мадридских принципов», Ереван должен вернуть две спорные территории в обмен на открытие транзитного коридора и возобновление экономических связей со стороны Азербайджана.

Принятие предложений Путина смягчило бы напряженность и ослабило бы экономическое давление на Армению, которое вызывает внутреннее недовольство в стране. Помимо этого, для снижения региональной напряженности и внутренних волнений в Армении, Путин добавил еще один экономический козырь в свою колоду. В трехсторонних переговорах с Ираном и Азербайджаном российский президент предложил создать международную железную дорогу из России в Иран через Азербайджан (создание такого транспортного коридора обсуждается как минимум с 2014 года, если не раньше). Это предложение согласуется с более глобальными тенденциями в международной торговле по созданию трансконтинентального транзита и торговых связей – примером тут могут послужить «Шелковый путь» Китая или более ранние планы России соединить Транссиб с Транскорейской железной дорогой и т.д.

Проект, объединяющий железные дороги России, Азербайджана и Ирана, сегодня открывает для России ряд преимуществ. Во-первых, он демонстрирует, что Москва все еще способна мыслить масштабно и готова взять на себя роль «объединителя» различных евразийских территорий. Во-вторых, он дает России возможность получить еще один рычаг влияния (в этом случае экономический) на Азербайджан. Москва никогда не оставила перед собой цель вовлечь Азербайджан в Евразийский экономический союз, но железная дорога даст ей шанс сделать это. В-третьих, проект не только предоставляет возможность воспользоваться преимуществами улучшения связей между Азербайджаном и Ираном, но и представляет Россию в качестве инициатора возобновления присутствия Ирана на Кавказе, а также укрепляет если не союз, то партнерские отношения, которые Москва пытается строить с Ираном в отношении Ближнего Востока. Вдобавок это позволило бы включить Иран в число партнеров России в регионе и тем самым ослабить независимые связи Ирана и Армении – а значит, предотвратить любые попытки Еревана получить большую свободу действий, использовав против России Иран. 

Более того, этот проект нивелирует идею железной дороги через Грузию в Армению в обход Азербайджана. Это является своего рода смягчением позиции Москвы по отношению к Баку, а также служит напоминанием Еревану, что кроме России в регионе полагаться не на кого, и при желании Россия способна изолировать Армению на Кавказе. Инициативы Путина на этом не заканчиваются: Россия активно выстраивает новую систему противовоздушной безопасности, подчиняя ПВО Армении единому центру командования, расположенному на российской военной базе в Гюмри. Тем самым создается то, что западные специалисты называют «системой ограничения доступа» (A2/AD – anti-access/area denial). Это позволит России продолжать наносить удары по ее врагам в Сирии, исключая любое западное присутствие на Кавказе. Это не только усилит российские возможности в Сирии и на всем Ближнем Востоке, но и поместит весь Кавказ под российский оборонный зонтик. Российские усилия по приобретению военной базы в Иране; нанесение ударов по Сирии из Каспия; организация оборонного зонтика на Кавказе с севера; военные и воздушные базы в Сирии с юга и запада – все это свидетельствует о попытках Москвы объединить Кавказ и Ближний Восток в единую зону воздушной обороны, если не о полномасштабном театре военных и стратегических операций (вспоминается старый советский термин «театр военных действий»).

Если бы Москва заполучила базу в Иране, она бы без сомнений протянула к ней «систему ограниченного доступа», что позволило бы теоретически атаковать западное военное присутствие в Персидском заливе, а также цели по всему Ближнему Востоку. Все эти шаги указывают на то, что попытка установить гегемонию на Кавказе связана как со стабилизацией местных режимов, подотчетных Москве, так и с желанием демонстрировать свою силу внешнему миру. Такие действия также доказывают, что стратегия Москвы остается имперской по своей сути и даже беспроигрышные для обеих сторон экономические предложения несут в себе неравные выгоды т.к. Москва будет оставаться в выигрыше за счет младших партнеров. Инициативы Кремля остаются геостратегическими предложениями, а не взаимовыгодными экономическими проектами. Российские действия на Кавказе еще раз доказывают, что Россия всеми усилиями пытается сохранить стратегическую инициативу в ключевых для себя регионах, используя все имеющиеся у нее инструменты в попытках добиться статуса гегемона на Кавказе.  

Россия потерпела тактическое поражение, споткнувшись о внутрииранскую оппозицию, и пока не получила свою иранскую базу. Но если Запад продолжит и дальше игнорировать Кавказ (и в особенности урегулирование Нагорно-Карабахского конфликта), то дорога к гегемонии в этом регионе останется открытой для России, которая пока изображает из себя посредника мира, как в случае с предложениями Путина по урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта.

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersectionproject.eu