Печать Save as PDF +A A -A
6 июня 2016

Введет ли Россия визы для Средней Азии?

Как парламентские партии (и не только) спекулируют на тему визового режима

Убийство бывшего главы полиции в Сызрани в конце апреля, совершенное, по предварительным данным, выходцами из Средней Азии, и массовая драка на Хованском кладбище в Москве, где контроль за ритуальными услугами не поделили гастарбайтеры  из Узбекистана и Таджикистана с одной стороны и дагестанцы и чеченцы – с другой, оживили в российском политикуме дискуссию о необходимости введения виз для граждан СНГ. В первую очередь это касается гостей из Средней Азии, которые сегодня составляют львиную долю от общего числа трудовых мигрантов в России.

За введение визового режима высказались, в частности, члены Совета Федерации. По словам первого зампредседателя комитета верхней палаты парламента по обороне и безопасности Франца Клинцевича, государство должно определиться с приоритетами: выбрать хорошие отношения с бывшими странами СНГ или безопасность россиян, поскольку совмещать и то и другое не удается. В аналогичном ключе высказались и лидеры некоторых парламентских фракций. Так, лидер «Справедливой России» Сергей Миронов призвал руководство страны перейти к жесткому регулированию миграционных потоков, отметив, что нынешняя миграционная политика выгодна только чиновникам и бизнесменам, «наживающимся на рабском труде бесправных гастарбайтеров».

В КПРФ о необходимости ужесточения миграционного законодательства заговорили еще раньше – в марте этого года, после убийства российского ребенка няней из Узбекистана. Что же до ЛДПР, то там и вовсе требуют закрыть границу России для мигрантов из Средней Азии до завершения расследования обстоятельств массовой драки на Хованском кладбище, в ходе которой погибли три человека.   

Призывы ввести визы для граждан бывших братских республик множатся каждый раз, когда происходит какое-либо резонансное преступление с участием гастарбайтеров. Но эта волна потом также быстро сходит на нет. По крайней мере, ни одна партия в Госдуме ранее не объявляла борьбу с неконтролируемой миграцией стержнем своей программы, как это в свое время делало ныне запрещенное за экстремизм ДПНИ (Движение против нелегальной иммиграции). В то же время нельзя исключать, что сегодня, когда до очередных выборов в Государственную думу осталось менее полугода, вопрос ограничения потока гастарбайтеров в Россию может стать предметом массовых спекуляций со стороны думских фракций, которые постараются выжать для себя максимум пользы на ниве этого кабинетного «патриотизма». 

В начале 2013 года группа депутатов Госдумы от КПРФ предложила внести поправки в миграционное законодательство, в соответствии с которыми вводились бы визы для приезжих из Узбекистана, Таджикистана и Киргизии. Рассмотрение законопроекта якобы было запланировано на весну того же года. Инициатива коммунистов последовала вслед за заявлением Владимира Путина, который, обращаясь к Федеральному собранию, высказался за ужесточение миграционного законодательства. Хотя речь тогда шла всего лишь о въезде в РФ по загранпаспортам.

Позже о возможном введении визового режима со странами Средней Азии заявил посол по особым поручениям МИД РФ Анвар Азимов, ссылаясь на то, что эта инициатива принадлежит президенту. После поднятой СМИ шумихи посол дезавуировал свое заявление.

В 2014 году о неизбежности введения виз говорил уже вице-премьер правительства России Дмитрий Козак, ссылаясь на то, что такой меры от России требуют партнеры по ЕС, с которыми Кремль в то время вел переговоры о свободном пересечении границы. По словам Козака, когда страны СНГ смогут достичь уровня социально-экономического развития и безопасности, равного России, визы можно будет снова отменить. Впрочем, последующая агрессия Россия против Украины и обострение отношений по линии Москва-Брюссель сделали этот вопрос неактуальным.

После того, как темой номер один в мировых СМИ стала борьба с ИГИЛ и в прессу стали попадать данные о гражданах среднеазиатских республик, воюющих на стороне исламистов, в Москве снова заговорили о визах. И вновь – в КПРФ. Но инициатива коммунистов в очередной раз повисла в воздухе. Возможно, отчасти из-за того, что прежде чем отгораживаться от импортного экстремизма, российским властям стоило бы разобраться с потенциальными боевиками ИГИЛ отечественного происхождения, коих уже насчитывается несколько тысяч.

В итоге в настоящий момент для въезда в Россию виза не требуется гражданам всех азиатских республик бывшего СССР, кроме Туркмении. Не нужно оформлять въездные документы также гражданам Армении, Азербайджана, Беларуси и Украины. В 2013 году самый массовый приток мигрантов наблюдался именно из Украины, следом шли Узбекистан и Таджикистан. На сегодняшний день эти пропорции, несмотря на обострение отношений между Киевом и Москвой, почти не изменились: украинцы составляют около четверти всех прибывающих в Россию, приезжие из Узбекистана – 18%, граждане Таджикистана – 8,7%.  

По данным ФМС РФ на начало 2016 года, всего в России находилось 8,7 млн мигрантов из стран СНГ. Пиковые показатели были зафиксированы в 2012-2013 годах, когда Россию ежегодно посещали с различными целями более 15 млн иностранцев, из которых на долю стран Содружества традиционно приходилось 75-80%. Если говорить конкретно об узбекских и таджикских гастарбайтерах, которых российские парламентарии в основном и пугают введением виз, то к середине прошлого года их насчитывалось в России около 3 млн. Это почти на миллион меньше, чем три года назад. Снизился и объем денежных переводов, которые мигранты отправляют на родину. Если в 2012-2013 годах таджикские гастарбайтеры ежегодно оправляли домой более 4 млрд долларов, что составляло около 50% процентов ВВП республики, то в 2015 году эта цифра упала до 1,2 млрд. Узбекские граждане в 2012 году перевели из России домой 6 млрд долларов (12% от ВВП), а в прошлом году уже вдвое меньше.

Отток иностранной рабочей силы из РФ связан в первую очередь с кризисными явлениями в российской экономике, девальвацией рубля и сокращением рабочих мест, хотя власти и пытаются представить исход гастарбайтеров результатом ужесточения миграционной политики. Правда, с 2015 года въезжать в Россию граждане Узбекистана и Таджикистана, действительно, могут только при наличии выездной визы, которая получается в местных ОВИРах, но дальше этого дело не пошло. И даже введенные Россией рабочие визы оформляют сегодня единицы приезжих. С другой стороны, с 2012 по 2014 год почти в пять раз выросло количество судебных решений (за незаконное пребывание в РФ или незаконное осуществление трудовой деятельности) о высылке мигрантов из страны – до 198 тысяч. Но уже в 2015 году этот показатель снизился до 177 тысяч.

Если бы не кризис, то – несмотря на всю громкую риторику сторонников введения виз и предпринимаемые властями ограничительные меры, но учитывая при этом темпы роста миграции в докризисный период – сегодня количество приезжих из стран СНГ, в первую очередь из Средней Азии, уже превысило бы 15 млн. При этом численность экономически активного населения России, включая безработных, на 2015 год составляла всего 77 млн человек. В этой ситуации введение виз, пользу от которого получат разве что чиновники, причастные к собиранию мзды с приезжих, обернется непредсказуемыми последствиями не только для стран-поставщиков гастарбайтеров, где это спровоцирует социальный взрыв, но и для российского рынка труда.

«Мы должны задать себе вопрос: мы можем обойтись без мигрантов или нет, – размышлял в 2013 году, когда в СМИ в очередной раз была вброшена тема о необходимости введения виз для мигрантов, генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа. «Вы сами прекрасно знаете ответ: на сегодняшний день РФ в целом и Москва в частности без мигрантов не обойдутся. Мы убеждаемся в этом десятки раз каждый день, когда видим мигрантов, осуществляющих низкоквалифицированный рабочий труд, от которого шарахаются наши соотечественники».  С тех пор ситуация практически не изменилась и размеры окладов продавцов, дворников, строителей, в качестве которых трудятся приезжие, остаются малопривлекательными для большинства россиян.

Получается, в условиях, когда безвизовый режим выгоден как России – где понимают, что без дешевой и бесправной рабочей силы лишатся заработков тысячи чиновников ФМС и «встанет» вся сфера ЖКХ – так и правящим режимам в Средней Азии, не способным трудоустроить миллионы своих граждан, ждать введения виз не приходится.  В то же время нельзя исключать, что эта тема в дальнейшем еще не раз будет муссироваться российскими политиками с целью заработать политические баллы или оказать давление на официальный Ташкент и Душанбе, если те вдруг чем-то прогневают Кремль. Как это было, например, в 2011 году, когда в Таджикистане арестовали российских летчиков. Стоило Москве выслать на родину несколько сотен таджикских гастарбайтеров и вспомнить о введении виз, как россияне вышли на свободу и инцидент был исчерпан. 

Бессмысленность сегодняшних рассуждений о введении виз вовсе не отменяет необходимости совершенствования российской миграционной политики с введением таких рычагов контроля на границе, которые работали бы в интересах государства, а не конкретных чиновников, отвечающих за выдачу разрешительной документации. Ведь в любом случае Россия, находящаяся на пороге «демографической ямы», не сможет прожить без гостей из ближнего зарубежья.  

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersectionproject.eu