Печать Save as PDF +A A -A
26 января 2017

Оскорбление Путина: дело Досова

Методы удушения критики Путина за рубежом

Решение казахстанского суда, вынесенное в конце декабря – вскоре после того, как мир отметил четвертьвековую годовщину развала СССР – продемонстрировало, насколько недалеко ушли от своей метрополии некоторые бывшие советские республики.

Суд города Актобе приговорил 46-летнего уроженца Казахстана Саната Досова к трем годам лишения свободы за заметки, которые он разместил в интернете. В них содержались оскорбления в адрес постсоветского автократа, подобного тому, которого Казахстан знает с  момента обретения независимости в 1991 году. Если уж быть до конца точными, то формулировки, к которым прибег предприниматель и активный участник переписки на Facebook, характеризуя президента, ни разу не избранного в ходе честных и свободных выборов (согласно формулировке ОБСЕ), были весьма хлесткими. По словам Досова, этот президент «губит свою страну» и является «фашистом», несущим ответственность за «массовые убийства».

Неудивительно, что казахстанские власти насторожились по поводу этих записей, и, как подробно описывает автор журнала The Diplomat Кэтрин Патз, Досову были предъявлены обвинения «по печально известной статье 174 УК Казахстана («Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни»), которая, в частности, предусматривает наказание за «оскорбление национальной чести и достоинства либо религиозных чувств граждан, а равно за пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их религиозной, сословной, национальной, родовой или расовой принадлежности».

Но если прежде по статье 174 людей наказывали за формулировки, направленные против других граждан Казахстана, то приговор Досову является беспрецедентным и потенциально может составлять гораздо большую угрозу. «Оскорбительные» заметки Досова, которыми переполнена его страничка в Facebook, были направлены не против официальной Астаны или президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Обвинения в фашизме и массовых убийствах были выдвинуты в адрес российских властей и президента России Владимира Путина.

Это означает, что через 25 лет после того, как Казахская ССР стала последней советской республикой, провозгласившей свою независимость от СССР, власти этой страны выразили готовность сажать за решетку своих граждан за оскорбление нынешнего российского руководства. Это можно сформулировать и иначе: десять лет назад власти Казахстана пожаловались на то, что фильм «Борат» оскорбляет честь их страны, теперь же казахстанская власть сажает людей за оскорбление Путина.

Вердикт, вынесенный в Актобе, – это, конечно, пародия на судебное решение по вопросу о свободе слова в Казахстане. При этом приговор обнажает новый механизм, позволяющий российскому руководству оказывать давление на критиков за рубежом, даже если они не граждане России. В отличие от российских граждан, которых «кара» может настичь в любой точке мира – и в Турции, и в Великобритании –  дело Досова демонстрирует тревожную тенденцию: Кремлю достаточно иметь с вашей страной союзнические отношения (пусть даже и номинальные), чтобы отправить вас в тюрьму за критику в свой адрес.

Конечно, важно не раздувать угрозу, которую представляет собой дело Досова, сколь бы тревожным оно ни было. В контексте широкомасштабной напряженности, возникшей между Россией и Западом в последние три года, Казахстан занял необычную позицию. Дело в том, что этнические русские, интересы которых Россия обязалась защищать в соседних странах, составляют приблизительно 20% населения Казахстана. Русские националисты уже давно рассматривают северные и северо-восточные территории  Казахстана как исконно русские, называя их южной Сибирью. Да и сам Путин еще совсем недавно весьма прозрачно намекал, что до создания КССР у казахов никогда не было собственной государственности, привязывая казахстанскую государственность напрямую к персоне Назарбаева. Это заявление вызвало гневную реакцию в Астане, где немедленно начались работы по подготовке празднования 550-й годовщины основания Казахского ханства. Более того, согласно сайту EurasiaNet, казахстанские власти продолжают аресты тех, кто призывает к потенциальному отделению северного Казахстана или даже намекают на это. Гражданин Казахстана Игорь Чуприна был осужден на пять с половиной лет лишения свободы за «распространение в социальных сетях пропаганды, подрывающей территориальное единство страны, и призывов к межнациональной вражде».

С тех пор напряженность между Москвой и Астаной лишь возросла. Создание возглавляемого Россией Евразийского экономического союза вызвало всплеск казахского национализма, поскольку многие в Казахстане опасаются, что Россия будет использовать эту организацию для проведения неоимпериалистической политики, и привело к «торговой войне» между двумя странами. И хотя изначально Казахстан был одним из немногих государств, признавших результаты крымского «референдума», некоторое время спустя эта страна взяла свои слова назад, пытаясь по мере развития событий подыгрывать обеим сторонам конфликта – России и Украине.

В этой связи приговор Досову может быть истолкован как попытка казахстанских властей продолжать идти по узкой неразмеченной тропке поддержания шаткого баланса между Россией, Западом и внутренней стабильностью. В этом смысле вердикт Досову помог смягчить потенциальную напряженность внутри страны, а также явился не очень тонким намеком на то, что Астана, невзирая на различия, твердо остается на кремлевской орбите.

Тем не менее, на начало 2017 года мы имеем еще один прецедент давления России на государства-клиенты и на потенциальных партнеров в деле затыкания рта критикам политики Кремля. Арест Досова – отнюдь не первый случай, когда Россия (предположительно) оказывала давление на местные власти с тем, чтобы заставить замолчать критиков за рубежом. Достаточно взглянуть на то, как Россия замучила Интерпол, добиваясь от него выдачи оппозиционеров. Недавно The New York Times сообщила, что «за последние годы Россия разработала тщательную и хорошо профинансированную стратегию использования (критики сказали бы – злоупотребления) зарубежной судебной и правоохранительной систем в целях преследования своих противников». И хотя на Западе нарастает настороженность по поводу требований выдачи тех или иных лиц в Россию (см., к примеру, дело Мухтара Аблязова), такие организации как Интерпол продолжают снабжать постсоветские автократические режимы средствами для подавления оппозиции за рубежом.

Теперь, благодаря казахстанским властям и делу Досова, мы становимся свидетелями применения новых средств удушения критики, не говоря уже о расширении списка казахстанских методов принуждения к молчанию внутренних несогласных. Государства, сохраняющие близкие отношения с Россией, теперь могут брать пример с Казахстана, где местные власти заключают в тюрьму критиков режима Путина. Поэтому есть основания полагать, что Досов – далеко не последняя жертва этой политики.

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersectionproject.eu