Печать Save as PDF +A A -A
26 июля 2017

Украина-Россия: выйти из тупика мелкими шагами?

Три сценария будущего российско-украинских отношений 

Отношения Украины и России надежно застряли в стратегическом тупике. Ключевые их составляющие – конфликт на Донбассе и статус Крыма – стали задачами без решений на горизонте; степень взаимозависимости двух государств снизилась, а недоверие резко возросло. Говорить о чем-либо кроме вражды и конфронтации в таких условиях очень сложно. Время работает против обеих стран, и пока их ресурсы и возможности скованы, мир быстро уходит вперед. Для России это чревато потерей статуса региональной державы, а для Украины новым повышением рисков для государственности.

В исследованиях международных взаимодействий есть популярная игра под названием «дилемма заключенного». Два подозреваемых подвергнуты допросу. Если один сознается в преступлении, а второй нет, то первого освободят, а второй получит максимальный срок. Если оба свидетельствуют друг против друга, то получат по минимальному сроку. Если не сознаются оба, то получат самое легкое наказание по другой статье. Помещенные в разные камеры подозреваемые, не имея возможности общаться, выбирают наиболее безопасную линию поведения, которая гарантирует им минимальный проигрыш независимо от выбора второго игрока. Однако самый безопасный выбор не является для обеих сторон самым выгодным при многократном повторении игры. Оба могли бы достичь гораздо большего.

С помощью этой игры иллюстрируется, во-первых, сложность установления долгосрочного сотрудничества между государствами и, во-вторых, важность взаимного доверия для резкого увеличения выигрышей обеих сторон. Именно доверие, а точнее его отсутствие, остается ключом к будущему двусторонних российско-украинских отношений.

У Киева есть серьезные основания для подозрений. Решение Кремля оккупировать Крым нарушило длинный список норм и принципов международного права, а также ряд двусторонних и многосторонних документов, подписанных Украиной и Россией. В этих условиях любой ответственный государственный деятель просто не имеет права строить иллюзии и надеяться на лучшее. Жесткие правила realpolitik, лоббируемые самой Россией, требуют обратного: недоверия, подозрительности и готовности к худшему. Украина будет строить свою политику исходя именно из этого. И в обозримом будущем вряд ли появится хоть один документ, российская подпись под которым станет убедительной гарантией безопасности.

Взаимное восприятие ситуации как игры с нулевой суммой – естественное следствие дефицита доверия – не дает сторонам идти на крупные уступки, поскольку каждый выигрыш оппонента рассматривается как собственный проигрыш. В условиях затяжных конфликтов самым лучшим способом хотя бы частично восстановить доверие бывает тактика мелких шагов, критично важной становится способность понимать иерархию интересов друг друга – чтобы обменивать второстепенные на первостепенные. Эти мелкие шаги и жертвы второстепенными интересами служат вкладом сторон в общий выигрыш и одновременно сигналами о намерениях. Подписи на документах вряд ли хоть в чем-то убедят в текущих условиях, но конкретные практические шаги смогут послужить такой цели. Мелкие шаги навстречу, способные частично восстановить доверие для минимального диалога, могут быть сосредоточены в первую очередь в гуманитарной и социальной сферах – самых важных с точки зрения постконфликтного урегулирования и относительно простых в контексте политического противостояния. Обмен заложниками, шаги по восстановлению инфраструктуры, общие вложения в преодоление экологических последствий военных действий – подобные инициативы способны выйти за рамки логики игры с нулевой суммой и в перспективе могут облегчить решение более сложных вопросов, в первую очередь связанных с амнистией и возвратом Украине контроля над границей.

В условиях острого дефицита доверия можно обозначить три основных сценария развития дальнейших отношений двух стран. Наиболее вероятным, как это обычно бывает в политике, выглядит сценарий, требующий минимума усилий и обеспечивающий продолжение существующего тренда. Условно его можно назвать «пессимистичным», имея в виду худшие результаты не для отдельно взятых Украины или России, но для динамики двусторонних отношений. Отличительной чертой этого сценария станет полное отсутствие доверия между сторонами. В этом случае Россия продолжит восприниматься в Украине в качестве ключевой угрозы безопасности, а долгосрочная политика будет направлена на сдерживание России любыми доступными способами. Текущее соотношение сил или призрачность шансов на вступление Украины в НАТО и/или ЕС вряд ли будут большим утешением для России, поскольку Украина будет использовать любой шанс, который выпадет ей в будущем.  Противостояние с Украиной серьезно ослабит позиции Москвы на постсоветском пространстве и значительно сузит поле для любых геополитических маневров. Уже сейчас возможность сломать этот тренд в одностороннем порядке сводится для России исключительно к варианту использования военной силы, стоимость и риски которого сложно даже представить. 

Частичное восстановление доверия вряд ли снимет с повестки дня Украины заботу о собственной безопасности и стремление к членству в НАТО как наиболее надежному пути для этого. Но оно даст России возможность частично восстановить свои региональные позиции и сосредоточиться на существующих важных для нее интеграционных проектах. Шагом, способным приблизить эту цель, могло бы стать максимальное способствование возврату всей территории Донецкой и Луганской областей под украинскую юрисдикцию. Здесь существуют широкие возможности для достижения общего позитивного результата, начиная от обмена пленными и заканчивая созданием условий в самой России для принятия тех сторонников «русского мира», которые предпочтут покинуть Украину. Главным условием станет способность Киева и Москвы увидеть общую проблему, решение которой создаст более благоприятную для всех ситуацию. Естественно, происходящее на Донбассе – это часть геополитического противостояния, и если считать, что ключ к нему находится в Донецке или Луганске, выйти из тупика не получится. Но если Кремль играет на более масштабной шахматной доске, то ему будет не так уж и сложно сместить фокус и понять, что затягивание бессмысленного противостояния на территории Украины резко снижает шансы Москвы в любых других двусторонних играх. К тому же перспектива избавления от части санкций и высвобождения ресурсов должна выглядеть для Кремля все более привлекательной.

Быстрое завершение того, что часто называют «гибридной войной» на востоке Украины, сопровождаемое активным участием России в преодолении негативных последствий войны,  приоткроет возможность для прагматического сосуществования двух государств с возможностью сотрудничества в отдельно взятых сферах, составляющих взаимный интерес.  

Говорить о полном восстановлении доверия без возвращения к вопросу Крыма невозможно. «Оптимистичный сценарий» лежит настолько далеко от пространства пересечения интересов сторон, что обсуждать его очень сложно. Есть сомнения, что даже полного восстановления территориальной целостности Украины будет достаточно, чтобы вернуть отношения стран на уровень полного доверия. К тому же модели таких отношений уже нет перед глазами – все самые дружественные и по-настоящему теплые периоды двусторонних отношений протекали в условия совсем другого мира.   

Вывести российско-украинские отношения из нынешнего тупика – задача крайне сложная и, по мнению очень многих, несвоевременная. В учебниках по математике она была бы обозначена как минимум тремя звездочками. Проще всего оставить ее где-то на дальней полке и заняться более легкими вопросами. Но в отличие от учебников по математике, вряд ли удастся оставить ее там навсегда.  

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersection.eu