Печать Save as PDF +A A -A
5 декабря 2016

Скандинавский баланс: между Россией и НАТО

Финляндия и Швеция избрали особый путь для защиты от непредсказуемой политики России. Намерены ли эти страны сохранить внеблоковый статус?

Аннексия Крыма и военные действия на юго-востоке Украины изменили ситуацию с безопасностью по всей Европе. В последнем докладе о политике безопасности Швеции говорится, что конфликт между Россией и Западом уже не ограничивается Центральной Европой, а перенесся на Балтику. Российские войска чаще проводят внеплановые учения, в небе происходят нарушения воздушного пространства, военные самолеты перебрасывают по воздушному коридору в Калининград людей и технику. 

В отличие от Дании, Норвегии, а также балтийских стран, Финляндия и Швеция не являются членами НАТО. При этом Финляндия, из всех стран ЕС, обладает самой протяженной границей с Россией – 1340 километров. Однако финны демонстрируют нордическое спокойствие. Президент Саули Ниинисте принимает в своей резиденции Владимира Путина, выслушивает его угрозы придвинуть войска поближе к границе и даже сам прилетает к российскому лидеру в Сочи. Это вызывает недоумение у шведов. Зампредседателя шведской комиссии по иностранным делам Карин Энстрем сказала, что Швеция не стала бы принимать Путина. Финский президент ответил: «Эту ситуацию может быть трудно понять. Несмотря на это, я рекомендую вам представить, что Норвегия — это Россия», имея в виду фактор протяженной совместной границы.

Премьер-министр Финляндии Юха Сипиля объяснял, что диалог важен для поддержания стабильности даже в той ситуации, когда действия России вызывают беспокойство. Поэтому в Финляндии готовы разговаривать с Москвой вне зависимости от того, какой режим находится у власти. Многие считают, что худшее, что могло произойти между странами, уже случилось. В Зимнюю войну 1939-1940 годов финны потеряли Карельский перешеек и Западную Карелию, а СССР был исключен как агрессор из Лиги Наций.

Фактор риска в отношениях с Россией финны обсуждали и в начале 2000-х, еще до Мюнхенской речи Владимира Путина и разлада в отношениях с Западом. В сборнике статей 2006 года «The two-level game: Russia's Relations with Great Britain, Finland and the EU» («Двухуровневая игра: отношения России с Великобританией, Финляндией и ЕС» - прим. ред.) финские исследователи отмечают, что восприятие России как угрозы больше связано с историей и геополитикой, нежели с ее реальным поведением или анализом намерений. При этом авторы уже в 2006 году указывали в качестве проблемы нарушения российскими ВВС воздушного пространства Финляндии. Тогда Москва и Хельсинки разрешали такие инциденты без привлечения внимания. Более зримой проблемой для развития отношений в тот период называли возможность экономического спада в России.

Даже после крымских событий большинство финнов продолжает считать, что Россия не является угрозой для безопасности их страны. Таких респондентов в прошлом году было свыше 60%. Опасность со стороны восточного соседа видит только каждый третий опрошенный.

Уверенность и прагматизм

«Некоторые, вероятно, считают, что мы уже чрезмерно резко реагировали, а другие думают, что мы слишком медленно реагировали [на изменение ситуации с безопасностью]», - эти слова президента Саули Ниинисте можно принять за политкорректную бессмыслицу, но они довольно точно отражают финский подход.

В Финляндии вопросы обороны являются лишь продолжением внешней политики, за которую отвечают президент, министр иностранных дел и премьер-министр. Они понимают, что национальные интересы в отношении России связаны не только с обороной. Поэтому Хельсинки рассматривает не столько риторику Москвы, сколько реальный уровень агрессии.

Публично торговать угрозами пытаются министр обороны Юсси Ниинисте и экс-премьер Александр Стубб, но делают это, скорее, для привлечения внимания. Уверенными в себе прагматиками можно назвать большинство финских политиков. Среди них есть консенсус, что Москва может устроить неприятности, но не будет нападать. Важно отметить, что высокопоставленных финнов сложно заподозрить в связях с Кремлем. Условного «Национального фронта» Марин Ле Пен там нет. Точно не является прокремлевской дрейфующая в своих взглядах от национализма к популизму партия «Истинные финны».

Автор последнего шведского доклада о политике безопасности Кристер Брингеус в качестве худшего из возможных сценариев рассматривает нападение России на Швецию. Например, Россия может доставить свои ракетные установки на остров Готланд, чтобы контролировать вход в Балтийское море. Скандинавам приходится учитывать и третью версию, по которой военное обострение может начаться в странах Балтии. 

Скандинавы сосредотачиваются

Сейчас у НАТО нет обязательств защищать Финляндию и Швецию, а скандинавы не обязаны помогать Альянсу. Но эти страны активно сближаются с НАТО. В июле 2016 года финский президент Саули Ниинисте и шведский премьер-министр Стефан Левен впервые были приглашены на рабочий ужин на саммите альянса в Варшаве. Генсекретарь Йенс Столтенберг тогда заявил, что обе страны являются важными партнерами и принимают участие во многих операциях НАТО. Но, как подчеркнул Столтенберг, они сами должны решить, хотят ли большего.

Еще перед варшавским саммитом в июне Финляндия участвовала в крупных учениях на Балтике с военным контингентом стран-членов альянса. Показательно, что еще несколько лет назад участником одной из этих тренировок была Россия. Также Хельсинки и Стокгольм вместе с НАТО провели оценку безопасности региона Балтийского моря и собираются регулярно обновлять эти данные.

Эти действия дополняются военными соглашениями, которые Финляндия напрямую заключает с членами НАТО — Великобританией и США. Осенью 2016 года Хельсинки и Вашингтон подписали договор, который предусматривает военную подготовку, обмен информацией и исследования без оказания прямой военной помощи. 

Финские левые политики видят альтернативу членству в НАТО в укреплении оборонного сотрудничества между северными странами. Но параметры такого сотрудничества в Финляндии и Швеции оценивают по-разному. Как считает автор шведского доклада о политике безопасности, для финнов это возможность получить надежный тыл, укрепить связи с Западом. Для самих шведов, как они утверждают, это смешение фокуса внимания к границе с Россией. 

О необходимости создания общей системы обороны в рамках Евросоюза заявляла глава европейской дипломатии Федерика Могерини. В рамках Европейского фонда обороны планируется увеличение расходов на кибербезопасность, также Еврокомиссия намерена прийти к стандартизации закупаемых вооружений. Сейчас военные расходы членов ЕС сдерживает строгое внутриевропейское правило о дефиците бюджета, который не должен превышать 3%. В Финляндии и Швеции в 2015 году оборонные расходы были ниже рекомендованных для членов НАТО 2% ВВП: 1,3% и 1,1% соответственно. В Эстонии – 2%.

Членство в НАТО: крайняя мера

В обновленной Стратегии национальной безопасности России расширение Альянса прямо названо главной угрозой. Стокгольм и Хельсинки осознают, что Москва воспримет присоединение к НАТО как повышение ставок. Уже несколько раз стороны обменивались по этому поводу резкими заявлениями. Так, Владимир Путин в присутствии журналистов сказал финскому президенту, что вступление в Альянс не останется без ответа.

Президент Саули Ниинисте объяснял, что Финляндия может подать заявку в НАТО, если ситуация с безопасностью серьезно ухудшится.  С учетом того, что это решение должно быть вынесено на референдум, страна может и не успеть с процедурами в кризисной ситуации. При этом Швеция рассматривает возможность вступления в НАТО без Финляндии. Экспертное сообщество этой страны склонно считать, что такой шаг способен обострить ситуацию в целом, но снизит риски агрессии против Швеции.

Еще один открытый вопрос: согласятся ли члены НАТО принять в альянс новые страны. Договоры о вступлении Финляндии и Швеции должны одобрить парламенты всех стран-участников. Экс-президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес объяснял, что на пороге военного кризиса они могут не захотеть этого делать. При вступлении в НАТО балтийских стран в 2004 году были совсем другие условия, рассказывала автору этого текста министр иностранных дел Эстонии Марина Кальюранд: «Без поддержки США и других союзников мы никогда не вошли бы в Альянс. Это было маленькое окошко возможностей, и мы успели им воспользоваться». Финский экс-премьер Александр Стубб и вовсе опасается, что Путин и новый президент США Дональд Трамп договорятся о том, что НАТО не будет принимать новых членов.

Пока напряженность на Балтике не перешла определенную черту, вступление в НАТО является перестраховкой для Финляндии и Швеции. Военные признаются, что вновь обрели смысл жизни. При этом пространство для мирного взаимодействия между Россией и ее северными соседями сильно сократилось. Деловые и культурные контакты по-прежнему в повестке дня, однако крупные проекты в обстановке недоверия реализовать невозможно.  

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersectionproject.eu