Печать Save as PDF +A A -A
22 августа 2017

Отношения с Россией в зеркале предвыборной кампании в Германии

Тема России более не является периферийной для германской избирательной кампании

Предвыборная гонка в Германии вступает в «горячую» фазу: уже в конце сентября 62 миллиона граждан Германии будут выбирать депутатов нового состава Бундестага. Для кандидатов в депутаты и партийных политтехнологов внешняя политика традиционно является «неудобной» темой. С одной стороны, население страны живо интересуется событиями в мире, поэтому избегать соответствующих комментариев было бы сложно, с другой – любое предвыборное внешнеполитическое обещание трудно сдержать, так как на ситуацию влияет множество факторов, над которыми немецкая политика не властна. Поэтому еще совсем недавно в предвыборных программах и выступлениях спикеров в основном звучали общие формулировки о «приверженности единой Европе».

Отношения с Москвой долгое время оставались на периферии германских предвыборных баталий. Например, в программе ХДС 2013 года «добрососедским отношениям с современной Россией» было отведено всего три предложения. Спустя четыре года немецкий политический класс обсуждает видение будущей архитектуры Евразии куда более активно.  

Либерально-консервативный лагерь

Христианско-демократический союз (ХДС)  

Лидер партии Ангела Меркель считается наиболее последовательным сторонником политики санкций в отношении России. В этом ее поддерживают практически все ключевые однопартийцы – от председателя комитета Бундестага по международным делам Норберта Реттгена, требовавшего в связи с действиями ВКС РФ в Сирии ввести дополнительные санкции, до председателя парламентской фракции ХДС/ХСС Фолькера Каудера, подписавшего в конце 2016 года семистраничный документ, в котором Москву прямо обвиняют в «нарушении международного права», «целенаправленной пропаганде» и «распространении недостоверной информации».

Однако и в среде высокопоставленных политиков ХДС раздавались голоса в пользу отмены или смягчения санкций. Главы восточногерманских регионов призывали не вводить новые торгово-экономические ограничения (премьер Саксонии-Анхальт Райнер Хазелофф) или «как можно скорее» отменить существующие (руководитель правительства Саксонии Станислав Тиллих).

На христианских демократов ощутимое давление оказывает бизнес, заинтересованный в российском рынке, поэтому в  программе ХДС/ХСС 2017 года применяются обтекаемые формулировки с призывами к Москве соблюдать Минские соглашения. Санкции как таковые не упоминаются вовсе. Однако нельзя сказать, что апологеты жесткого курса внутри партии потерпели сокрушительное поражение – им все же удалось добиться включения в текст прямого указания на тот факт, что «из-за российской агрессии территориальная целостность Украины была поставлена под вопрос».

Свободные демократы (СвДП)

Немецкие либералы, наряду с «Зелеными», для оценки действий России на постсоветском пространстве выбрали наиболее жесткие выражения. В своей программе возможные партнеры ХДС/ХСС по  будущей коалиции обратились к правительству РФ с требованием «незамедлительно прекратить противоречащие международному праву оккупацию Крыма и войну в Восточной Украине». Авторы документа говорят о путинской «политике интервенции», с «большой тревогой»  наблюдают «нарастающее подавление оппозиции и гражданского общества в России», призывают «осудить эти нарушения прав человека и называть их своими именами». Отмена санкций ставится в прямую зависимость от «существенного отхода» Москвы от нынешней стратегии.

Недавнее выступление председателя СвДП Кристиана Линднера противоречит программным установкам партии. Возможный кандидат на пост вице-канцлера и главы МИДа (в случае создания либерально-консервативного большинства) предложил «временно снять с повестки дня» вопрос Крыма. Это высказывание, по мнению большинства аналитиков, является лишь тактическим маневром, политическим «реверансом» в сторону бизнеса. Правительство ФРГ было вынуждено выступить с опровержением слов Линднера, заявив, что «позиция по этому вопросу не изменилась». 

Левые и левоцентристы

Социал-демократическая партия Германии (СДПГ)

Как противники социал-демократов внутри ФРГ, так и российские журналисты охотно цитируют дружественные Москве высказывания бывшего канцлера Герхарда Шредера и бывшего председателя партии Маттиаса Платцека. На практике влияние этих отставных политиков на выработку внешнеполитической концепции социал-демократов сегодня минимально. И глава МИДа Зигмар Габриэль, и его предшественник на этом посту, ныне – президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (оба СДПГ), последовательно отрицают возможность смягчения или отмены режима санкций без значимых шагов Кремля по исполнению Минских соглашений. Свое видение «российского вопроса» СДПГ поместила в программный  раздел «Политика разрядки». В тексте говорится о «вреде нашим отношениям с Россией, который был нанесен действиями российского правительства в Восточной Украине и нарушением международного права посредством аннексии Крыма». «Поэтапная» отмена санкций связывается с «существенным прогрессом в имплементации Минских соглашений».

«Зеленые»

В партии «Зеленых» фактически не ведется дискуссий о целесообразности ограничительных мер против России. Все основные спикеры партии, включая председателя парламентской фракции Катрин Геринг-Экардт, не только поддерживали санкции, но и в ряде случаев предлагали их расширение. Близкий к «Зеленым» Фонд Генриха Белля известен последовательной критикой курса Москвы. В своей программе партия говорит о «значительных ограничениях свободы слова и правового государства» в России. Неоднократно упоминается «агрессивная, великодержавная политика России при президенте Путине», дается однозначная оценка событиям в Крыму и на востоке Украины, а также (что не наблюдается в программах других партий) осуждается «жестокая» военная поддержка Башара Асада.

Левая партия

Наследница СЕПГ и группы активистов, отколовшихся от социал-демократов, считается близкой Кремлю политической силой. Сара Вагенкнехт, сопредседатель фракции Левых в Бундестаге, известна своей критикой действий Запада и симпатией к Москве. Она призывала «признать Крым частью России» и называла санкции «смехотворными». Депутаты Вольфганг Герке и Андрей Хунко в 2015 году посетили Донбасс, где встретились с лидером т.н. «ДНР» Александром Захарченко.   

В предвыборной программе Левой партии восточный сосед ЕС упоминается в шести тематических блоках, в мягких тонах. Предлагается сменить «санкции и конфронтацию» на «политику мира и разрядки», подчеркивается, что прием в НАТО новых членов приведет к «напряженности в отношениях с Россией», а безопасность в Европе, по мнению авторов программы, возможна только «вместе с Россией, а не против нее». Такая позиция отражает взгляды части «системных левых», желающих любой ценой сохранить мир на континенте и избежать новой холодной войны.

При этом партия не гомогенна. Как в среде левых радикалов (группа «Антикапиталистические левые»), так и в среде реформаторов (части группировки WASG) есть немало партийных функционеров, несогласных с «пророссийской» линией. Это несогласие базируется на прагматичных принципах и на идеологической основе: нынешняя Россия представляется государством турбокапитализма, далеким от социалистических идеалов.

Одной из причин наличия двух сопредседателей на уровнях партии и парламентской фракции является конфликт в вопросе выработки однозначной линии по ключевым политическим вопросам. Борьба внутрипартийных группировок вынуждает принимать компромиссные заявления по России. В стратегическом документе фракции говорится как о «коллективной системе безопасности с Россией» и «фатальности политики конфронтации», так и о «критической» оценке действий «российского президента Путина, прежде всего, во внутренней политике, а также в связи с ролью России в международных конфликтах (Украина, Сирия)». Известно скептическое отношение к Путину главы влиятельной Международной комиссии «Левых» Хайнца Бирбаума, представляющего группу саарландских западногерманских левых. На июньском партсъезде «умеренные» подали на рассмотрение делегатов поправки, предлагавшие упомянуть в программе «аннексию Крыма» и «нарушения прав человека в России». Предложения были отвергнуты, но вызвали значительный резонанс среди партийцев. В своем Твиттере спикер по правовым вопросам и парламентский управляющий фракции Галина Вавжиняк открыто выразила свое несогласие с решением большинства, а Штефан Либлих, занимающий важный пост в комитете по международным делам Бундестага, в недавнем выступлении говорил о «противоправных действиях России в мире».

Правые

Альтернатива для Германии (АдГ)

Единственная правая партия, имеющая шансы войти в парламент, активно использует пророссийскую риторику. Лидеры партии охотно дают интервью Russia Today и Sputnik News, а ключевые политики регулярно посещают Россию. Лидер списка партии Александр Гауланд назвал Крым «исконно русской территорией». Фракция АдГ в ландтаге Саксонии-Анхальт в августе 2017 года провела «Конгресс по России» с участием видных правых радикалов и конспирологов. Интенсивны также контакты между молодежной организацией АдГ и «Молодой Гвардией». При этом в программе АдГ Россия упоминается всего в двух предложениях, в контексте экономики и безопасности. Это, пожалуй, единственная уступка скептикам. В остальном все внутрипартийные группы, включая ультраправую «Патриотическую платформу», видят в России привлекательную альтернативу нынешнему западному мироустройству.

Слабость экспертизы?

Известные депутаты Бундестага от различных партий, занимавшиеся российским направлением (Гернот Эрлер, Мария-Луиза Бек, Карл-Георг Вельман, Франц Теннес, Кристоф Бергнер), более не баллотируются в немецкий парламент. Политики, рассматривающие Россию и страны «Восточного партнерства» ЕС в качестве своих приоритетов, за редким исключением не находятся на «проходных» местах в списках. Внешнеполитические спикеры двух крупных партий Германии – социал-демократ Нильс Аннен и христианский демократ Юрген Хардт – с высокой долей вероятности будут заседать в Бундестаге и после 2017 года, однако они курируют лишь общие вопросы, не вдаваясь в детали отношений между Берлином и Москвой. Уже сегодня звучат голоса о возможном снижении уровня внутрипарламентской экспертизы и негативном влиянии этого процесса на германо-российские переговоры, особенно в связи с возможным прохождением в парламент АдГ. Одновременно возрастет значение профессиональных консультаций немецких исследовательских центров, аппарата помощников и специалистов МИДа.      

«Пророссийская» позиция в Бундестаге?      

Тема России более не является периферийной для германской избирательной кампании, хотя не стала она и доминирующей. В стране нет однозначно «пророссийских» политических сил, готовых послушно идти в фарватере Москвы. В стратегической перспективе ни одна политическая партия, обладающая шансами пройти в Бундестаг, не предлагает союзнические отношения с Россией – это видно на уровне предвыборных программ.

Однако пророссийские настроения действительно сильны в рядах Левой партии и в особенности в АдГ. Они основаны на антиамериканизме и представлении о Москве как о новом полюсе притяжения, соответственно левого или правого толка. Эти представления разделяет и значительный процент избирателей двух партий. Немаловажную роль в использовании «российской карты» играют внутриполитические аспекты, например, завоевание новых электоральных ниш или критика оппонентов. Несмотря на эти тенденции, в германской законодательной власти вряд ли произойдут коренные изменения по отношению к курсу Москвы.   

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersectionproject.eu