Печать Save as PDF +A A -A
7 июля 2016

Образ Brexit в России: большой радости нет

Реакция Москвы на возможность Brexit показала заинтересованность России в сохранении статус-кво в рамках европейского интеграционного проекта 

Часть западного политико-экспертного сообщества считает, что Brexit – это победа для России, якобы стремящейся к Европе национальных государств, с которой ей было бы проще договариваться, чем с Единой Европой, где на данный момент превалируют принципы общеевропейской и трансатлантической солидарности.

Тем не менее, как показывает анализ публичного дискурса в России (в речах политического руководства, ведущих экспертов и телевизионных пропагандистов), Brexit в России воспринимается с точки зрения его последствий для Москвы далеко не так однозначно.

Как это часто бывает в России, восприятие произошедшего идет не в экономических, а в сугубо политических категориях. Многие российские ньюсмейкеры, в том числе президент Путин, убеждены, что в среднесрочной перспективе мировая и европейская экономика быстро отыграют все потери, а в самой Британии вряд ли случится какой-либо крах или Лондон перестанет быть мировым финансовым центром. Соответственно, экономические потери России здесь также не рассматриваются как серьезные. В этой связи из общей массы выделился лишь голос чиновника Минфина РФ, который попытался сослаться на волатильность в результате Brexit как на повод индексировать пенсии не так активно, как бы хотелось.   

В публичном дискурсе результаты британского референдума были использованы  как повод заявить о том, что брюссельская бюрократия наконец-то наказана за то, что она полностью оторвана от простых граждан ЕС, диктует национальным государствам «длину огурцов», перераспределяет огромные ресурсы от богатых к бедным странам-членам, навязывает обществам мигрантов (как европейских, так и внешних), не замечает народного волеизъявления (как в Крыму, так и в Голландии по ассоциации Украины с ЕС).

Особое внимание «проблеме евробюрократии» было уделено на втором канале российского телевидения. Дмитрий Киселев в своей программе «Вести недели» 26 июня употребил такие выражения как «кульминация красивой утопии уже позади», «шарик под названием ЕС сдувается», «еврокомиссары, серые как моль, а туда же – командовать».  В нескольких ток-шоу на телеканале «Россия» приглашенные комментаторы – вроде Жириновского – заявляли, что ЕС находится на грани распада, европейские ценности дискредитировали себя, а страны вроде Украины, Сербии или Турции сейчас явно пересмотрят свой «европейский выбор». Одним из главных в этой связи стал тезис о том, что если ЕС не проведет внутренней реформы (с возвращением полномочий национальным государствам), впереди его ожидают большие вызовы.  

Однако если глубже заглянуть в российский публичный дискурс, то в отношении Brexit в нем доминирует скорее настороженность. Путин не случайно на полях саммита ШОС в Ташкенте заявил о том, что референдум был результатом «самоуверенного и поверхностного отношения со стороны руководства Великобритании». Сказано это было не только как отповедь Кэмерону, который сослался в ходе своей агитационной компании на то, что от Brexit выиграет прежде всего российский президент. Эксперты вроде Вячеслава Никонова и Константина Косачева расшифровали эту мысль: Кэмерон, по их мнению, попытался избавиться от евроскептиков в своей стране и оказать давление на Брюссель, а в итоге проиграл и только расколол британское общество. Сейчас британская элита пребывает в шоковом состоянии, а в Шотландии и Северной Ирландии растут сепаратистские настроения. Поэтому Brexit если и не нанесет существенного урона Британии, то и вряд ли при этом сможет принести ей какую-то реальную пользу и показать положительный пример другим странам, как надо отделяться от Единой Европы или, как минимум, «осаживать» европейскую бюрократию. В этой связи было интересно наблюдать, как российский Первый канал, стремившийся соблюдать нейтралитет и показывавший все мнения и нюансы британского референдума, фактически подчеркивал карикатурность британских дебатов по Brexit.

Упомянутые российские эксперты, комментировавшие итоги Brexit, далеко не уверены в том, что Брюссель постарается как-то наказать Лондон, несмотря на имеющиеся отдельные голоса, призывающие это сделать. Речь идет скорее о первой, по сути шоковой реакции. В связи с этим бывший министр финансов Алексей Кудрин заявил, что Brexit не изменит существенно отношений между ЕС и Великобританией, все договоренности и правовые нормы продолжат действовать. Поэтому хаос и паника в ЕС, с точки зрения российских экспертов, это скорее временное состояние, а Лондон и ЕС найдут новый modus vivendi, при котором «бюрократический монстр», сидящий в Брюсселе, поведет себя вполне адекватно. 

Что касается идеологемы о распаде ЕС, то к ней российские эксперты относятся скептично – по крайней мере сейчас. Во-первых, говорится о том, что континентальные страны ЕС получают большие выгоды от членства, особенно те, которые являются нетто-реципиентами (а таких большинство). Во-вторых, как отмечается, Британия – это все-таки особое государство, со своим «островным» менталитетом, историческими традициями и крупной экономикой, которое может позволить себе такой политический акт как выход из ЕС. Другие страны в этом смысле гораздо больше зависимы от европейского проекта.  

Если говорить о более долгосрочных последствиях, то интересная мысль появляется у Федора Лукьянова, который считает, что Вашингтон скорее выиграет от Brexit, чем проиграет. Во-первых, НАТО теперь станет, по его мнению, основным объединяющим европейские государства инструментом, что совсем не хорошо для России и что фактически усилит позиции США на континенте. Во-вторых, США, по словам главы СВОП, может сыграть на противоречиях между Германией и Францией и опять-таки усилить свое влияние на европейском континенте, который, как считала Москва, ранее (когда Великобритания создавала политический баланс в Евросоюзе) предпринимал попытки строить свою идентичность, обособленную от Вашингтона. Другие российские эксперты в ходе дебатов на различных площадках также вскользь говорили о том, что в интересах США скорее слабый Евросоюз.       

По-видимому, единственный положительный момент Brexit для Москвы российский политический дискурс видит в том, что с континентальной Европой России, возможно, проще будет договариваться, так как там ослабнет антироссийский лагерь, в котором страны Прибалтики и Польша останутся в одиночестве, без поддержки крупного государства. Тем не менее, здесь не ощущаются какие-то большие иллюзии по поводу перспектив возвращения к модели business as usual. 

Таким образом, Brexit не воспринимается в России как фактор радикальных изменений в европейской политике. В глазах российского руководства он был плохо подготовлен и являлся чистой авантюрой, которая в итоге не принесет Британии как национальному государству каких-то существенных плодов. Кроме этого, российские эксперты скорее видят в Brexit определенные риски для Москвы, связанные с открывающимися для Вашингтона перспективами усиливать НАТО и ослаблять Единую Европу как проект, который в потенциале имел перспективы стать самостоятельным центром силы.

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersectionproject.eu