Печать Save as PDF +A A -A
21 декабря 2016

Молдавский фронт «интеграции интеграций»

После Грузии теперь и Молдова желает нормализации отношений с Россией, но выполнение этой задачи в двустороннем формате возможно лишь частично

29 ноября в Москве после долгого перерыва состоялось очередное заседание молдавско-российской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Это событие увенчало собой как минимум полугодичные интенсивные переговоры между двумя странами, целью которых было объявлено восстановление полноценного торгово-экономического взаимодействия. Для Молдовы эти переговоры были важны прежде всего с точки зрения возвращения ее продукции на российский рынок, а для России – как инструмент реализации концепта, который получил название «интеграция интеграций». Обычно этот концепт применяется в контексте отношений между ЕАЭС и ЕС, но он также актуален и для сопряжения зон свободной торговли ЕС и СНГ для Молдовы и Украины. Каковы основные результаты молдавско-российских переговоров с точки зрения реализации этой идеи?     

Напомним, в 2013-2014 годы Москва резко политизировала вопрос о заключении странами Восточного партнерства Соглашений об ассоциации с ЕС. Камнем преткновения стал один из основных компонентов этих соглашений – углубленная и всеобъемлющая зона свободной торговли (DCFTA). Россия выдвинула против создания DCFTA два аргумента. Во-первых, по мнению российского руководства, в случае либерализации торговли с ЕС менее конкурентоспособные товары из стран Восточного партнерства в гораздо больших объемах будут экспортироваться в Россию, причем под видом этих товаров на российский рынок может попадать продукция из третьих стран. Во-вторых, Москва считает, что в контексте создания зоны свободной торговли с ЕС страны Восточного партнерства, перенимая европейские стандарты технического регулирования, не выполняют таким образом обязательства, взятые ими в рамках подписанного в 2011 году Договора о зоне свободной торговли СНГ.

В итоге Молдова столкнулась с несколькими видами ограничений со стороны России. Так, Москва еще в сентябре 2013 года в качестве предупредительной меры запретила ввоз в Россию молдавских вин. А спустя год Россия ввела в отношении ряда молдавских продовольственных товаров режим наибольшего благоприятствования, что означает применение в соответствии с нормами ВТО повышенных (от 14 %) таможенных пошлин при их импорте в Россию. Фактически по этим группам товаров, составляющих основу молдавского экспорта, режим свободной торговли перестал действовать. Позднее Россия также перестала выдавать разрешения молдавским транспортным компаниям на транзитные перевозки товаров по российской территории.

Озвученные Россией претензии имели под собой некоторые практические основания и в плане качества вина, и в плане наличия проблемы реэкспортных операций, которые, по статистике, составляют не менее трети общего экспорта Молдовы. Однако претензии с невыполнением обязательств в рамках Договора о ЗСТ СНГ были более существенными. Действительно, Соглашение об ассоциации предусматривает, что Молдова перенимает стандарты ЕС в сфере технического регулирования, ветеринарии, фитосанитарного контроля и т.д., что потенциально создает проблемы для ввоза российских товаров в Молдову, так как между Россией (СНГ) и ЕС отсутствует взаимное признание стандартов. В особенности эта проблема затрагивает промышленную продукцию. Напомним, в 2012 году Россия экспортировала в Молдову товаров этой категории на сумму около 160 млн долларов. При полной имплементации Соглашения об ассоциации российские экспортеры вынуждены будут проходить дополнительную сертификацию на соответствие новым стандартам, что является нетарифной мерой, ограничивающей торговлю. Таким образом, две зоны свободной торговли, каждая из которых опирается на свою систему метрологии, стандартизации и сертификации, не совсем совместимы, и молчаливое согласие России с созданием DCFTA между ЕС и Молдовой значительно бы размывало режим свободной торговли в рамках СНГ.  

Тем не менее, очевидно, что реакция Москвы на Соглашение об ассоциации имела прежде всего политическую подоплеку. Вследствие чего, при отсутствии каких-либо структурных ограничений и положительных политических мотивов (как в случае с Грузией), Москва задействовала против Молдовы всю палитру запретительных мер. Стоит также помнить и об информационной кампании, начатой Москвой против европейской интеграции Молдовы, а также о поддержке позиционировавших себя в качестве «евразийских» политических сил в Кишиневе (Партии коммунистов, а затем и Партии социалистов).  

С приходом к власти в Молдове правительства Павла Филипа в начале 2016 года атмосфера в молдавско-российских отношениях улучшилась. Кишинев выразил желание нормализовать отношения с Москвой и в полной мере восстановить с ней торгово-экономические отношения. В итоге, Молдову в июле 2016 года в ранге сопредседателя российско-молдавской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству посетил Дмитрий Рогозин. Он передал молдавской стороне предложения по дорожной карте с рядом мер, реализации которых Москва ожидает от Кишинева. В рамках контактов с молдавским руководством (в частности, при встрече молдавского премьера с Владимиром Путиным на полях саммита СНГ в Бишкеке в сентябре) Россия открыто заявила, что без участия Брюсселя полностью нормализовать торговые отношения Молдовы и России уже не получится. Речь шла прежде всего о том, что для Молдовы должна была быть найдена формула параллельного действия стандартов ЕС и СНГ в сфере технического регулирования. Именно такое решение Россия предлагала в рамках трехсторонних переговоров с Украиной и ЕС по аналогичной проблематике в 2015 году. Однако тогда переговоры зашли в тупик, в том числе из-за позиции Брюсселя, который утверждал, что параллельное действие стандартов ЕС и СНГ будет создавать необоснованные конкурентные преимущества для российских товаров на фоне более высокого уровня европейских требований к своим производителям.

Таким образом, только параллельное действие стандартов ЕС и СНГ (например, благодаря соглашению о взаимном признании оценки соответствия) могло бы удовлетворить Москву в полной мере и привести к отмене всех ограничений, в особенности режима наибольшего благоприятствования. Однако, по всей видимости, молдавское правительство изначально избегало такой постановки вопроса, будучи готовым идти на уступки по другим, менее значимым вопросам, в частности по расширению взаимодействия молдавской и российской таможен по электронному обмену информацией о ввозимой в Россию продукции, организации ввоза вина в Россию по принципу «одного окна», отмене т.н. экологического сбора, которым ранее облагались российские экспортеры и т.д.   

В итоге 29 ноября стороны согласовали «План действий по развитию российско-молдавских торгово-экономических отношений на 2016-2017 годы». Если все его основные положения будут реализованы, то Россия может снять фитосанитарные и ветеринарные ограничения на импорт молдавской алкогольной, плодовоовощной и животноводческой продукции. Тем не менее, речи об отмене РНБ и, соответственно, повышенных таможенных пошлин не идет. Кроме этого, Москва уже согласилась на возобновление выдачи разрешений молдавским транспортным компаниям, осуществляющим транзитные перевозки по территории России.

Также стоит упомянуть, что Россия предложила использовать первый официальный визит избранного президента Молдовы Игоря Додона в Москву в качестве возможности продолжить диалог по этим вопросам. Это выглядит попыткой России повлиять на позицию молдавской стороны. Например, за счет того, что в ходе визита Додона Россия могла бы в теории пойти на отмену черных списков молдавских граждан-мигрантов, которым запрещен въезд в Россию, в обмен на прогресс по торгово-экономическому треку. Однако в условиях ограниченности полномочий молдавского президента вряд ли визит Додона в Москву как-то серьезно изменит позицию молдавского правительства.  

Делая предварительные выводы, отметим, что, несмотря на ограниченность результатов, российско-молдавские переговоры вряд ли можно считать провальными. У Молдовы появилась реальная возможность восстановить свой доступ на очень значимый для нее российский рынок, пусть и с сохранением тарифных барьеров. Для России это также хороший шанс продемонстрировать факт нормализации торговых отношений с еще одной страной Восточного партнерства, подписавшей Соглашение об ассоциации с ЕС. Более же амбициозные результаты по совмещению двух зон свободной торговли в Молдове могут появиться только при условии достижения компромисса на уровне Россия-ЕС. В условиях же деградации отношений между ними обе стороны далеки от конструктивности: ЕС заявляет, что проблема стандартов – это проблема России, которая должна якобы сама заботиться о гармонизации своих стандартов с европейскими. В свою очередь, Россия не может без потери лица согласиться с минимальными и не всегда очевидными для нее экономическими потерями. Что касается Молдовы, то нынешнее молдавское правительство и стоящий за ним олигарх Владимир Плахотнюк вряд ли самостоятельно пойдут на компромиссы с Россией, будучи в значительной степени зависимы от политической и финансовой поддержки со стороны ЕС и США.           

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersectionproject.eu