Печать Save as PDF +A A -A
21 июня 2016

Марсель: «Гибридные» фанаты-дебоширы?

Почему Путин вряд ли связан с марсельскими столкновениями 

«Околофутбол», или футбольный «хулиганизм», имеет столько же общего с футболом, сколько лично Путин с недавними событиями в Марселе. Жесткое столкновение, случившееся после матча группового этапа между Россией и Англией в Марселе, не должно никого удивлять – по крайней мере тех, кто следит за европейской фанатской средой, движениями ультрас и футбольных «хулиганов».  

Характеризовать российских футбольных «хулиганов» как организованных и закаленных бойцов смешанных единоборств (как это часто делают те, кто заявляет, что ожесточенные схватки были организованы Россией) так же верно, как заявлять, что мяч круглый и накачивается насосом. В целом, в России – как и в других странах Восточной Европы – особой разницы между «ультрас» и «хулиганами» просто нет. Но, например, в Германии «ультрас» характеризуются скорее как «мирные», или, в крайнем случае, как «готовые к насилию», тогда как «хулиганы» настроены на насилие изначально. «Хулиганы» сегодня в основном хорошо организованы и демонстрируют разностороннюю подготовку в смешанных единоборствах. Некоторые из них участвуют в профессиональных боях.

Сегодняшняя фанатская среда мало похожа на 80-е и 90-е годы, с присущими этому времени пьяницами в боевых обличиях. Как раз наоборот: под воздействием набирающей популярность субкультуры “Straight edge” многие отказываются от наркотиков и алкоголя. А «зачистка» – то, что случилось в конце матча Россия-Англия в Марселе – больше всего похожа на «трофейную охоту». Воровать баннеры, флаги, шарфы и прочую фанатскую атрибутику до, во время и после матчей – вполне обычное явление для подобных организаций. Эти трофеи потом служат доказательствами «превосходства и доблести» среди фанатов. В случае с Марселем они также выступили в качестве своего рода валюты: сразу после матча кто-то запостил предложение об обмене десяти английских флагов на российский паспорт, который, по всей видимости, был утерян. «Неписанный закон» о ненападении на «простых» болельщиков, скорее всего, просто миф – вспомним хотя бы пример немецких «хулиганов», напавших перед матчем в Лилле на веселящихся украинских болельщиков.   

Более того, целый ряд российских фанатских фирм, участвовавших в беспорядках – Music Hall, Sturdy Fighters, Orel Butchers, Funny Friends, Aliens – заранее заявляли о своем «Tour de France». Российские «хулиганы» в целом были очень заинтересованы «встретиться» со своими английскими противниками во французском морском порту. Не секрет, что такие крупные мероприятия, как европейский чемпионат часто становятся площадками для уличных боев – вспомним хотя бы Вроцлав и Варшаву в 2012 году, когда российские фанатские группы с огромным энтузиазмом «посоревновались» с поляками. Несмотря на то, что невозможно полностью предотвратить уличные столкновения, польские власти в целом были к ним готовы лучше, чем французы. Одна из причин, возможно, в том, что проблема «хулиганов» детально обсуждалась в преддверии чемпионата 2012 года, и в некоторой степени даже была переоценена в контексте Украины. Французские власти в первую очередь занимались антитеррористическими мерами, не уделив должного внимания проблеме «хулиганизма».

Российский «хулиганизм» как таковой не следует рассматривать как отправную точку для общих заявлений о специфике культуры насилия в путинской России. Конечно, некоторые официальные заявления российских политиков, сделанные после матча – в том числе и ремарки Путина о тысячах английских фанатов, избитых кучкой россиян – характеризуют общий политический климат в России, где шовинистские настроения откровенно одобряются. Естественно, в России действительно может существовать подлинная культура насилия, но вполне закономерно отметить, что «хулиганизм» – феномен не эксклюзивно российский. Посмотрим, например, на «Brigade Nassau» – «хулиганскую» группу из Франкфурта, которую «свои» до сих пор воспевают за массовую драку против повергающих в трепет питерских «Music Hall».

Но необходимо понять, почему в России среда футбольных «хулиганов» значительно многочисленней, чем где бы то ни было. Некоторые из вышеупомянутых футбольных групп существуют уже больше 20 лет. Поэтому будет неправильным делать выводы, основываясь на краткосрочных наблюдениях. «Хулиганы» как явление существуют еще с советских времен.     

Нужно отметить, что «хулиганы» в России и в других странах могут быть использованы для политических или даже экономических целей. Мы знаем, например, о том, как сербский военный лидер Ражнатович («Аркан») активно набирал бойцов среди фанатов белградской «Црвена Звезда» во время войн в Югославии.

Некоторые из среды украинских «ультрас/хулиганов» вступили в добровольческие батальоны, чтобы сражаться против пророссийских сепаратистов на Донбассе. Но были случаи, когда ультрас киевского Динамо исключали членов Правого Сектора за попытки демонстрации символики организации в фан-секторе Динамо. «Хулиганы» стараются стоять в стороне от партийной политики. Но непоколебимый национализм и даже крайне правый экстремизм могут быть идеологическими факторами, которые во время ожесточенных конфликтов или даже войны провоцируют общую мобилизацию. Поэтому неудивительно, что некоторые российские «хулиганы», как утверждается, воевали против Украины на Донбассе. С другой стороны, российская война против Украины показала, что российская фанатская среда, несмотря на широко распространенные националистские взгляды, не является монолитной, и уж точно не единодушно прокремлевской – хотя периодически флаги «ДНР» и «ЛНР» появлялись в российских фан-секторах.

Тем не менее, мы наблюдали, как российские ультрас поддерживали борьбу украинской фанатской среды против власти при Януковиче и последовавшей «борьбе за освобождение». Конфликт с властью не является чем-то экстраординарным для этой среды. Как раз наоборот. Стоит вспомнить ряд столкновений российских «хулиганов» с правоохранительными органами. Самый крупный конфликт последних лет случился в 2010 году, когда радикально правые фанаты Спартака охотились за нерусскими иностранцами в Москве на протяжении нескольких дней. В это же время фанаты столкнулись на улицах с представителями служб безопасности, обвиняя полицию в провале расследования смерти одного из фанатов Спартака. Аббревиатура A.C.A.B. (“All Cops Are Bastards - Все полицейские - ублюдки”) используется «хулиганами» по всей Европе. Конечно, у нас нет сомнений, что глава Всероссийского объединения болельщиков Александр Шпрыгин – крайне одиозная личность. Но его роль во всей российской фанатской среде до конца не ясна. Вполне вероятно, что он приобретал билеты и организовывал чартерные рейсы во Францию для своих «друзей» в фанатской среде. Тем не менее, будет неправильно считать, что все российские «хулиганы» полностью зависят от финансовой поддержки.

Называя события в Марселе операцией, организованной Путиным, мы совершаем большую ошибку в оценке России: мы значительно переоцениваем эффективность и управленческие навыки российского режима. В конце концов, мы играем в пользу образа Путина как всесильного лидера, и несколько парадоксально, способствуем развитию его образа как дальновидного правителя. Но качественная аналитика должна служить развенчанию этого мифа. Более того, тезис о том, что Кремль спланировал и организовал события в Марселе, не вписывается в общую картинку того, как спорт используется в России для политических целей. Россия инвестирует колоссальные ресурсы в этом направлении, чтобы выглядеть современной, успешной и привлекательной спортивной супердержавой. Не так давно Россия наняла западную PR фирму Burson-Marsteller, чтобы предотвратить запрет на участие российских атлетов в летних Олимпийских играх 2016 года в Бразилии. Мародерствующие «хулиганы» никак не вписываются в эту стратегию. Негативное освещение в СМИ, тюремные сроки для трех хулиганов и депортации стали значительным ударом по российской медиа-кампании. И поэтому отнюдь не удивительно, что Кремль, как и российский министр спорта и президент футбольного союза Мутко позже осудили эти жестокие столкновения. Более того, по ряду данных, российская полиция в итоге помогла французским коллегам в аресте российских хулиганов. Действительно, стоит ожидать дальнейших усилений репрессий против хулиганов/ультрас в России в преддверии чемпионата мира 2018 года.

Как ранее произошло в Западной Европе, футбол в России претерпит ряд изменений в сфере обеспечения безопасности, политики стадионов и коммерциализации. Будет сделано это в попытке создать более привлекательную среду как для семейного посещения, так и для привлечения богатых клиентов. Недавнее решение Думы создать черный список футбольных «хулиганов» – первый шаг в этом направлении.

В конце стоит подчеркнуть, что изображение событий в Марселе частью российской «гибридной войны» против Запада, не только доводит смысл концепции до абсурда, но и является жестом неуважения по отношению к Украине – стране, которая стала жертвой горячей (гибридной) войны, организованной, несомненно, Россией.   

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersectionproject.eu