Печать Save as PDF +A A -A
28 декабря 2017

Как Венгрия выбирает с кем дружить?

Как Венгрия пытается усидеть на двух стульях, получая значимую финансовую поддержку от ЕС и одновременно поддерживая неоднозначные связи с Россией?

Весной 2018 года в Венгрии пройдут парламентские выборы, результаты которых определят не только состав парламента, но и состав правительства на следующие четыре года. На данный момент в Национальном собрании Венгрии представлены девять партий, семь из которых состоят в двух крупнейших коалициях: правящей партии «Фидес» и Христианско-демократической народной партии принадлежит около 67% мест в парламенте, демократической коалиции «Объединение» около 19%, праворадикальной партии «Йоббик» 11% и пара процентов – у зеленых. С 2010 года правительство формируется партией «Фидес», идеология которой предполагает консервативную и правую повестку (некоторые исследователи считают партию попросту популистской). Конституционное большинство коалиции в парламенте позволило ей так пересмотреть электоральные и институциональные правила игры, что вероятность победы этой весной не вызывает большого сомнения. Основной вопрос – удастся ли коалиции «Фидеса» вновь получить конституционное большинство. Поэтому борьба разворачивается с основными противниками партии – демократической коалицией и праворадикалами.

Напряжение перед развязкой предвыборной гонки осложняется несколькими факторами. Во-первых, развернувшейся вокруг Центрально-Европейского университета (ЦЕУ) кампанией, спровоцировавшей массовые протесты в Будапеште весной этого года, на которые съезжались жители как столицы, так и провинциальной Венгрии, чтобы выразить недовольство попытками партии «Фидес» и Виктора Орбана отрезать Венгрию от сообщества ЕС. «ЦЕУ = ЕС» (CEU=EU) был одним из основных лозунгов протестного движения. Стремление венгерских властей закрыть ЦЕУ вызвано, в частности, теми ценностями, которые представляет университет, – от принципов академических свобод до борьбы за права ЛГБТ+ сообщества. Многое из общественной и академической деятельности университета расходится с представлениями нынешнего консервативного правительства Венгрии о том, что правильно, однако совпадает с ценностями крупнейшей коалиции в Европарламенте – «Европейской народной партии», не раз выступавшей в защиту ЦЕУ. При этом «Фидес» – член этой коалиции.    

Во-вторых, значимым фактором является вопрос связей нынешней политической элиты с Россией. Действительно, между Венгрией и Россией существуют серьезные экономические связи, не раз становившиеся причиной венгерских коррупционных скандалов и имеющие явные политические основания. Так, например, тендеры с российским метрополитеном на ремонт и поставку вагонов в венгерское метро регулярно провоцируют подозрения в коррупции и непрозрачности сделок из-за несоблюдения сроков и низкого качества работ. Со стороны глав обоих государств нередко звучат заявления о ключевой роли российско-венгерского партнерства. И если у России нет дилеммы выбора сторон, то Венгрия сидит на двух стульях, регулярно получая выговоры со стороны ЕС за сотрудничество и поддержку российской стороны.

Одной из самых нашумевших историй последних лет, связанной с российским вопросом, стал контракт с «Росатомом» на строительство атомной электростанции «Пакш-2» стоимостью в 12 млрд евро. Венгрии подобная сумма не по карману, поэтому Россия также предоставляет ей государственный кредит на 10 млрд евро. Эта сделка стоила Венгрии большого скандала еще и потому, что законодательство ЕС требует от стран-участниц проведения конкурсных торгов по подобным проектам, а Венгрия не открывала тендеров и объяснила это уникальными технологиями, которыми обладает только «Росатом». В 2016 году Еврокомиссия инициировала сразу несколько расследований по этой сделке, однако позже дала Будапешту зеленый свет на ее реализацию в обмен на обещания по соблюдению всех правил субподрядов. Тем не менее, по примерным подсчетам экономистов, эта сделка принесет Венгрии большие убытки, а потому носит скорее политический, чем экономический характер.

Распределение отношения к России среди венгерских партий выглядит противоречиво. Так, праворадикальная партия «Йоббик», включающая в свою программу антииммигрантские националистические идеи, регулярно делает заявления о поддержке сотрудничества с Москвой, а также выступает против введения Евросоюзом санкций против России. Интересно при этом, что партия позиционирует себя как «антисистемную», борющуюся с наследниками коммунистической партии в парламенте.  Однако риторика «Йоббика»  во многом совпадает с заявлениями правящей партии «Фидес». Более того, одним из пунктов программы партии 2010 года было установление тесных связей с Россией, а в 2014 году известный представитель «Йоббика» Бела Ковач обвинялся венгерским правительством в шпионаже в пользу России. Эта история имела скорее характер предвыборной борьбы и попытки «Фидеса» перетянуть на себя часть избирателей «Йоббика» с помощью обвинения в измене. Хотя, следует признать – Ковач действительно активно занимается продвижением пророссийский повестки, в том числе и в Европарламенте. 

Что касается самой партии «Фидес», то она хоть и поддерживает российскую повестку, но все же старается быть более острожной в высказываниях. Лидер партии Виктор Орбан регулярно подчеркивает, что Россия является основным ресурсным и экономическим партнером Венгрии, однако в программе партии планов по сближению с Россией нет. Аналогичную позицию занимает партнер «Фидеса» по коалиции Христианско-демократическая народная партия. Венгерская социалистическая партия, занимающая около 15% в парламенте и являющаяся преемницей бывшей коммунистической партии Венгрии, активно поддерживала связи с российским рынком и продвигала пророссийскую линию в начале 2000-х, но позже прерогатива поддерживать Россию перешла в руки правых партий, исключив левых из борьбы за эту повестку.   

В отличие от многих стран Центральной и Восточной Европы, Венгрия не сталкивается с проблемой русскоязычного меньшинства (русских в Венгрии менее 0,1%). При этом венгерские меньшинства, активно голосующие за партию Виктора Орбана, составляют приличную часть, например, Закарпатской области Украины и являются крупнейшим этническим меньшинством на территории Румынии. Ирредентистские идеи для регионов стран-соседей с венгерским населением нередко становятся предметом обсуждения в Венгрии, на уровне официальной риторики проводящей аналогии с крымской кампанией в России или Абхазией и Южной Осетией. Так, около полугода назад между Венгрией и Украиной случился конфликт из-за заявления венгерского вице-премьера о необходимости движения к автономии венгерских меньшинств на территориях других стран. Это не первый подобный выпад в адрес Украины – еще в 2014 году Виктор Орбан заявил, что автономия для венгров, проживающих на территории Украины, может принимать разные варианты и Венгрия готова поддержать любой.

Вернемся к кампании против ЦЕУ в Будапеште, тесно связанной с кампанией против Джорджа Сороса в принципе. Многие аналитики проводили аналогии с разворачивавшейся в России одновременно с венгерской кампанией против Европейского университета. Так, причиной, по которой ЦЕУ может прекратить свое существование в Венгрии является закон об «иностранных агентах», усиливающий контроль государства над неправительственными организациями с иностранным финансированием. У этого закона много общего с российским эквивалентом (напомним, фонды Сороса «Содействие» и «Открытое общество» являются в России нежелательными организациями). Является ли Россия для Венгрии примером для подражания или же страны просто разделяют общие представления о том, как должна выглядеть политика, – вопрос открытый. Но в какой-то момент Венгрии, возможно, придется выбирать между российскими экономическими связями и траншами ЕС. За последний год товарооборот России и Венгрии составил около 5,2 млрд долларов, среди партнеров Венгрии Россия занимает 12 место. В этом свете Евросоюз выглядит куда более значимым партнером: Венгрия является третьим по величине траншей бенефициаром от денег ЕС и за один только 2015 год получила в общей сумме 5,6 млрд евро. Однако в последние годы все больше и больше европейских политиков (от канцлера Австрии до бюджетного комиссара Еврокомиссии) высказываются за прекращение финансовой поддержки Венгрии из-за многочисленных коррупционных скандалов и нарушений демократических принципов ЕС. Но если Будапешт поставить перед реальным выбором – деньги ЕС или партнерство с Россией, – то последнее может оказаться не таким уж привлекательным.     

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersectionproject.eu