Печать Save as PDF +A A -A
6 февраля 2017

Будущее России в Совете Европы

Последствия решения КС РФ о приоритете российского законодательства над Конвенцией о защите прав человека и основных свобод 

19 января 2017 года Конституционный Суд РФ счел невозможным исполнение постановления Европейского Суда по правам человека от 31 июля 2014 года по делу «ОАО «Нефтяная компания «ЮКОС» против России» (жалоба № 14902/04). В соответствии с постановлением Страсбургского суда, бывшим акционерам компании «ЮКОС» (которая была приобретена якобы в результате имеющейся налоговой задолженности) присуждена крупнейшая за всю историю ЕСПЧ сумма «справедливой компенсации» в размере 1.866.104.634 евро в качестве возмещения материального ущерба, а также 300.000 евро в качестве возмещения судебных расходов и издержек.

Согласно постановлению Конституционного суда, Россия не может выполнить постановление Страсбургского суда из-за его несоответствия некоторым нормам Конституции РФ. В частности, это касается положения о том, что Россия является «социальным государством», а выплата назначенной Страсбургом компенсации нанесла бы урон благосостоянию российских граждан (и противоречит принципам равенства и справедливости), а также обременила бы государственный бюджет. Имеется также противоречивое заявление о том, что «российское государство на основе доброй воли вправе произвести определенные выплаты бывшим акционерам компании, пострадавшим от неправомерных действий ее менеджмента», но за счет активов «ЮКОСа», которые находятся на зарубежных счетах!

После принятия решения, председатель КС Валерий Зорькин во время пресс-конференции подчеркнул, что отношения российского законодательства и Конвенции о защите прав человека и основных свобод «должны строиться в виде диалога, а не быть субординационными» и Страсбургский Суд должен «уважать суверенитет российского законодательства». На вопрос, было ли судебное решение вынесено 19 судьями единогласно, Валерий Зорькин ответил, что двое судей проголосовало иначе, и у них есть две недели на то, чтобы представить свои особые мнения, если они не поменяют свою позицию.

Уже в середине 2016 года КС постановил, что может проверять решения ЕСПЧ (а также других международных судов) на соответствие российской Конституции, и от этого будет зависеть исполнение таких решений в России. Ожидалось, что после вынесения данного вердикта, Конституционный суд прежде всего «проконтролирует» постановление Страсбургского суда от 4 июля 2013 года по делу «Анчугов и Гладков против России» (жалобы № 11157/04 и 15162/05). ЕСПЧ пришел к выводу, что было нарушено право на свободные выборы, поскольку заключенные в России были лишены возможности принимать участие в голосовании. Полный запрет на участие в выборах любого осужденного, вне зависимости от присужденной меры наказания и вида совершенного преступления, прописан в Конституции РФ (Ст. 32 § 3), принятой в 1993 году в результате общероссийского референдума. Тем не менее, ЮКОС оказался в приоритете.

Государство не вправе ссылаться на какое бы то ни было положение своего законодательства, в том числе Конституцию, в качестве оправдания для невыполнения обязательств в рамках международного права. Это закрепленное, в общем смысле обязывающее, правило международного обычая отражено в Ст. 27 Венской конвенции о праве международных договоров. Постановление Конституционного Суда РФ нарушает этот принцип.

Возникает вопрос: как Совет Европы расценит игнорирование решений ЕСПЧ, ведь Россия не вправе так поступать, будучи членом Совета Европы. На данный момент имеется критическое заявление представителя генерального секретаря Совета Европы (от 19 января) и призыв комиссара Совета Европы по правам человека Нилса Муйжниекса (от 20 января) к российским властям, чтобы «российское правительство и парламент внесли изменения в федеральный закон, который дает право КС запрещать исполнение постановлений Суда в Страсбурге». За этим наверняка последует (и должна последовать) реакция и других органов Совета Европы – Парламентской ассамблеи и Комитета министров. Тем не менее, Россия – не единственная страна, которая отказалась соблюдать решение ЕСПЧ. Ранее так поступила Великобритания по делу о правах заключенных (решение Большой палаты от 6 октября 2005 года по делу «Херст против Соединенного Королевства», жалоба № 74025/01). Великобритания заявила, что не может упразднить лишение заключенных права на голосование, поскольку это является частью «британской конституционной традиции».

Возможно, Комитет министров Совета Европы впервые примет решение воспользоваться возможностью внесения жалобы в ЕСПЧ против государства, которое отказывается выполнять постановление Страсбургского Суда (Ст. 46 § 4). Это новое право, предоставляемое в соответствии с Протоколом № 14 к Конвенции, который вступил в силу 1 июня 2010 года. Чтобы подать такого рода жалобу под названием «Европа против государства X», требуется две трети голосов. С арифметикой не должно быть проблем, но возникает вопрос: что делать, если данное государство повторно игнорирует решение ЕСПЧ? С точки зрения последовательности, в данном случае было бы необходимо запустить процедуру выхода данного государства из состава Совета Европы (Ст. 8 Устава Совета Европы).

Конечно, «обиженная» Россия может сама выйти из состава Совета Европы (в соответствии со Ст. 7 Устава Совета Европы), хотя первой она это не сделает. Россия подождет, пока другое государство (которое можно назвать «полезным идиотoм») решится на этот шаг. В конце концов, это не Россия впервые заявила о приоритете своей Конституции над Конвенцией. Прежде это сделала Великобритания (хотя у нее нет письменной Конституции). Если какая-то страна выйдет из состава Совета Европы, Россия с радостью сделает то же самое. А следом за ней пойдут и некоторые другие страны. 

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersectionproject.eu