Печать Save as PDF +A A -A
30 января 2018

Армения: Евразийский надлом?

Подписание Соглашения о партнерстве с ЕС стало одним из важнейших политических решений армянских правящих элит, которое вытекало из логики развития далеко не партнерских отношений с членами ЕАЭС и ОДКБ

За последние два года Армения столкнулась с чередой внутри- и внешнеполитических вызовов, поменявших место и роль Еревана в современных мирополитических процессах. Положительный исход конституционного референдума 2015 года привел к тому, что форма правления была изменена с полупрезидентской республики на парламентскую. Благоприятный фон, призванный облегчить процесс воспроизводства власти, был омрачен действиями азербайджанских вооруженных сил против Армении и непризнанной Нагорно-Карабахской Республики в апреле 2016 года («Четырехдневная война»), а также общественно-политическим кризисом, вызванным вооруженным захватом в июле того же года полицейского участка в Ереване членами оппозиционного движения «Сасна Црер». По итогам апрельской эскалации произошли определенные изменения во внешнеполитической среде. Главным объектом этих трансформаций стали армяно-российские отношения.        

Армянская сторона изначально рассматривала участие в интеграционных проектах российского доминирования – Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), Таможенном союзе (ТС) и Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) – в качестве дополнительного формата взаимоотношений с официальной Москвой под флагами правительственных наднациональных организаций. География не наделила армянскую сторону общими границами с остальными членами евразийских структур, поэтому говорить о серьезных экономических достижениях не приходится. Напротив, Ереван терпит существенные убытки. Вопрос реанимации железнодорожного сообщения с Россией через абхазский участок отложен в долгий ящик, как и масштабные проекты и реформы, задуманные с учетом ожидаемого притока крупных российских инвестиций.   

Москва, испытывающая серьезные экономические и финансовые проблемы в связи с санкционной политикой США и ЕС, значительно сократила прямые вливания в Армению. По объему накопленных российских ПИИ Ереван с цифрой в 3,45 млрд долларов занимает пятое место, значительно уступая Казахстану (11,6 млрд), Беларуси (10,58 млрд), Украине (5,96 млрд) и Узбекистану (5,35 млрд). Партнеры армянской стороны по ЕАЭС – Беларусь и Кыргызстан – также зависят от российских инвестиций, а Казахстан все больше ориентируется на укрепление и расширение торгово-экономического диалога с Азербайджаном и Турцией. Более того, с 2016 года Баку вышел в лидеры нетто-экспортеров прямых капиталовложений в страны СНГ и Грузию. При этом прямые инвестиции из Азербайджана на постсоветском пространстве характеризуются последовательным и непрерывным ростом. Статистика также показывает, что общий объем азербайджанских ПИИ вырос на 19%, составив 2,4 млрд долларов.

В пятерку крупнейших стран-реципиентов вошли Россия, Грузия, Казахстан, Беларусь и Украина. Помимо непрерывности азербайджанские инвестиции можно охарактеризовать как наиболее диверсифицированные: транспортный комплекс (47,4%), оптовая и розничная торговля (19%), инфраструктурные сети (11,7%) и строительный комплекс (11,6%). В российском направлении Баку увеличил свою долю в реализации крупнейших туристических и инфраструктурных проектов. Только суммарные вложения в строительство двух гостиничных комплексов в республике Тыва и Ставропольском крае оцениваются в 58 млн долларов. Большие средства были направлены в «Кировский машзавод 1 мая», а в нынешнем году азербайджанские государственные компании собираются активно включиться в финансирование разного рода проектов в Дагестане. Таким образом, Азербайджан, не будучи членом ЕАЭС, начинает играть важную экономическую роль в жизни его стран-участниц.

Усиление азербайджанского фактора уже является вызовом национальным интересам Армении. Стратегия Баку ориентирована на получение политического влияния через финансовые инструменты. Многие армянские эксперты и чиновники считают, что Москва, Минск и Астана тянут из Азербайджана деньги, не подвергая опасности политические интересы евразийских проектов в целом и Еревана в частности. В это сложно поверить по ряду причин. Во-первых, история демонстрирует, что экономическая взаимозависимость непременно порождает зависимость политическую. Во-вторых, множество событий уже подтвердили факт существования азербайджанского политического влияния. Достаточно того, что по инициативе Казахстана и Беларуси был перенесен саммит ЕАЭС из Еревана в Москву в 2016 году  (объяснили это решение апрельским обострением). К удивлению армянской стороны Россия поддержала этот политический шаг Астаны и Минска.

Продажа наступательного вооружения Азербайджану – еще одна острая проблема в армяно-российских отношениях, которая стала все громче звучать после апрельской эскалации. В течение последних десяти лет власти Азербайджана, получая огромные финансы от продажи углеводородов, закупали в больших объемах современное наступательное вооружение. В 2009-2015 гг. 1,6% импорта вооружений в мире пришлись на Баку. Согласно докладу Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), по объемам импорта вооружений Азербайджан занимает второе место в Европе, немного уступая лишь Великобритании. Уже к концу 2016 года Азербайджан стал 17-м по импорту основных видов обычных вооружений, в то время как в 2008 году по этому показателю он был только 49-м.

Основные виды обычных вооружений Азербайджан импортировал из пяти стран – России, Беларуси, Украины, Израиля и Турции. У Беларуси были закуплены самолеты СУ-25 и танки Т-72М1. В Киеве были приобретены самолеты МиГ-29 и вертолеты Ми-24П, а Израиль поставил Азербайджану дроны – беспилотные летательные аппараты, радары и ракетные системы (ставшие серьезной проблемой для армянской стороны). Однако более 80% оружия Баку купил у России – главного стратегического союзника Армении. Помимо обычного вооружения Москва продала системы «Смерч» и «Солнцепек», танки T-90С, вертолеты Ми-35М, бронемашины БМП-3 и другую тяжелую военную технику. В целом статистика демонстрирует, что члены военно-политического блока ОДКБ активно вооружали Азербайджан в течение последних десяти лет.

Президент Армении Серж Саргсян несколько раз отмечал, что армянский народ разочарован тем, что Россия поставляет оружие официальному Баку, который систематически нарушает режим прекращения огня. Российская сторона ответила тем, что продажа оружия – это фактор политического влияния Москвы на азербайджанские элиты. Однако «Четырехдневная война», в которой против армянской стороны использовались системы залпового огня «Смерч» и «Солнцепек», показала, что у Кремля нет заявленного влияния на азербайджанские власти. Несмотря на очевидное нарастание кризиса недоверия к России в армянском обществе, Москва продолжила поставки вооружений Азербайджану. Примечательно, что высокопоставленные российские политики, оправдывающие практику продажи оружия Азербайджану, одновременно критикуют «аморальное» решение США о поставке летального вооружения Украине, которое приведет к эскалации конфликта.

Дополнительный негативный эффект вызывает безразличие России и других союзников по Евразийскому союзу и ОДКБ к постоянным обстрелам непосредственно армянской границы. В случае с НКР Москва, Астана и Минск могут объяснить причину невмешательства непризнанным статусом Степанакерта, однако Армения – это полноправный и признанный субъект международных отношений и один из членов военно-политического блока, на который распространяются права и обязанности, прописанные в уставе организации.  Осознавая пассивность партнеров Армении по евразийскому блоку, Азербайджан проводит широкие лоббистские кампании.

Официальный Баку отстаивает четкую и последовательную политическую позицию (мир признает территориальную целостность Азербайджана), которую доносит до широкой российской, казахстанской и белорусской общественно-политической среды всеми возможными способами и средствами.

В ситуации, когда отсутствуют экономические перспективы и начинают таять иллюзии о зонтике безопасности, Еревану приходится решать сложные внешнеполитические формулы, принимая в расчет все переменные. Подписание Соглашения о всестороннем и расширенном партнерстве с ЕС в прошлом году стало одним из важнейших политических решений армянских правящих элит, которое вытекало из логики развития далеко не партнерских и не стратегических отношений с членами ЕАЭС и ОДКБ. Сложно рассчитывать и на поддержку России в случае серьезного обострения конфликта. Если Москва под флагом ОДКБ решит вовлечься в какой-либо конфликт на стороне Армении, то подобное решение должно получить хотя бы неформальную поддержку других стран-участниц. В противном случае имеется не только риск дискредитации самой организации, но и кризис в отношениях России с другими членами. Для Армении членство в ЕАЭС ценно исключительно с точки зрения укрепления военно-технических связей с Россией и любой кризис, вызванный внутри наднационального блока, непосредственно будет отражаться на двусторонних взаимоотношениях.  

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersectionproject.eu