Печать Save as PDF +A A -A
2 декабря 2016

Реформы без изменений

О чем президент рассказал Федеральному собранию

1 декабря прозвучало ежегодное послание Президента РФ Федеральному Собранию. Ожидания общественности от речи Путина разнились: кто-то ждал официальной риторики «оттепели», кто-то предсказывал «закручивание гаек». Так или иначе, эта речь отличалась от двух предыдущих – совсем немного внимания получила внешняя политика, зато внутренняя была разобрана, что называется, «по косточкам», со всеми институциональными и реформенными замыслами.

О политическом

С самого начала Путин заговорил о политических институтах: апробированной на осенних выборах смешанной избирательной системе и усилении Государственной Думы. Такое вступление уже показательно, оно задает тон и будущим президентским выборам, и заверяет всех сомневавшихся в «укреплении авторитета законодательной власти» и легитимности конституционного большинства «Единой России». Заявленный «иммунитет к популизму», которым обладает российское общество, – не только важный предохранитель на случай, если в отношениях с США при Трампе что-то пойдет не так, но и водораздел между парламентскими выборами в России и президентскими в США. В отличие от последних, первые сделали свой выбор умно и осознанно. Кстати, партии власти намекнули, что быть «опорой Правительства» – большая ответственность. Это напоминание кажется важным в свете возможных грядущих реформ: усиливающаяся Госдума должна понимать, что в случае, когда что-то пойдет не так, за провалы отвечать придется тем, кто принимает законы.

Несколько камней отправились в огород к тем, кто претендует на интеллектуальную «элитарность»: «если кто-то считает себя более продвинутым, более интеллигентным, даже считает себя поумнее кого‑то в чем‑то, – если вы такие, то с уважением относитесь к другим людям, это же естественно». Однако, сразу после «кнута» послание предлагает «пряник»: власть, по словам президента, не может управлять государством, потеряв доверие своих граждан и работая в раздробленном обществе. Тезис «объединения вокруг флага» остался прежним, только со смещенным фокусом с основной части общества на тех, кому может открыться доступ к принятию решений.

В речи проскользнула и мысль о революциях, порождающих «анархию» и открывающих дорогу «авантюристам». Этот тезис немного отличается от того, который мы слышали ранее – где угроза для страны всегда внешняя и связана с войной. Страх революции, развала «изнутри» не силами внешних врагов, а внутренних «авантюристов» плавно перешел в воспоминания о событиях 1917 года. В этой части речи первый и последний раз есть обращение к представителям гуманитарных наук – историкам. «Российское общество нуждается в объективном, честном, глубоком анализе этих событий… Уроки истории нужны нам прежде всего для примирения, для укрепления общественного, политического, гражданского согласия, которого нам удалось сегодня достичь». Судя по всему, не прошли мимо внимания спичрайтеров и новые списки «Мемориала»: президент подчеркнул недопустимость «спекуляции на трагедиях, которые коснулись практически каждой семьи».

Разговор о внешней политике остался на конец и занял совсем немного времени. В нем все осталось без изменений: партнерство с Востоком, «национальные интересы» и отказ «плясать под чужую дудку». Однако риторика становится мягче, а идея подружиться с США во имя «интересов всего мира» – крепче. Интересы эти все еще лежат в сфере борьбы с международным терроризмом.  

О социальном

Фокус социальной части послания, как обычно, был сделан на медицине и образовании. Все, о чем здесь шла речь, не сильно отличалось от предыдущих лет. Разве что плохая новость для тех, кому пришелся по душе ЕГЭ – кажется, что идеи вернуть эпоху сочинений и внутренних экзаменов уже окончательно вошли в повестку. К слову, ЕГЭ вводился как эксперимент, а не официальный политический курс, и именно по такой методике «экспериментов» Путин прошелся жестче всего. В области здравоохранения послание никак не затронуло тему эпидемии ВИЧ в России, обсуждению которой в СМИ были посвящены последние несколько недель.

Огромную часть социального раздела занял тезис о роли НКО и волонтерских движений в России. В этой риторике есть два важных пункта: первый заключается в том, что НКО становятся для государства «спасателями» там, где оно само не справляется. Речь, конечно, только о социальной сфере: о благотворительности, спорте, поддержке пожилых людей и людей с особыми потребностями. Президент призвал не жадничать не только региональные и муниципальные власти и бюджеты, но и самих граждан, которые восхитили его способностью «даже с небольшим достатком откликаться на такую свою внутреннюю потребность».

Об экономическом

Региональные бюджеты неожиданно получили отмашку на автономию использования федеральных субсидий для расходов на агропромышленный комплекс. Это важный момент, потому что кислород в бюджетировании и расходовании средств регионами – в большом дефиците, и такие подвижки могут что-то сказать о трансформации модели отношений «центр-регион». Тем не менее, как и в случае с укрепляющейся Госдумой, Президент подчеркнул, что больше самостоятельности значит больше ответственности.

Новая, но уже когда-то знакомая России риторика появилась в экономическом блоке. Как и в начале 2000-х, когда основной задачей Министерства финансов был вывод налогов из серой зоны, президент проговорил хорошо забытые старые правила вывода капиталов из тени: упорядочение фискальной базы, ограничение теневой банковской структуры, недопущение макроэкономических дисбалансов и «пузырей» в экономике. Все это когда-то уже проговаривалось Кудринской командой почти теми же словами. Кстати, о либералах: Путин не забыл подчеркнуто-уничижительно выразиться в адрес тех, кто пытается заступаться за коррупционеров и делать из этого «публичное шоу».   

Направления, в которых должна развиваться наука и инновации остались неизменными с прошлых лет, оставляя пальму первенства за программистами, инженерами и новейшими технологическими разработками. С той только разницей, что в дискурс вошло словосочетание «цифровая экономика», экономика нового технологического поколения, чем-то напоминающая «киберармию» и призванная обеспечить «национальную безопасность». 

Что в итоге?

Выводы, к которым подводит риторика Путина этого года, заключаются в нескольких моментах. Во-первых, мы не увидим никаких подвижек в режиме ни в какую сторону, равно как не увидим и сохранения статус-кво. В следующем году предстоит перегруппировка сил и изменение структуры, но не направления движения: скорее, эти перегруппировки нужны для устойчивости там, где шатко. Во-вторых, возвращается старая риторика сведения дебита с кредитом, через которую Россия уже проходила в кризисные периоды. Тема реформ в очень мягком, почти незаметном для остро реагирующего на пертурбации населения виде, все же скользила во всех сферах, освещенных посланием. Наконец, кажется, что есть подвижки вернуться внутрь страны, перестав бросать все мощности на борьбу с внешними «врагами». Значит ли это, что бороться надо с «врагами» внутренними – вопрос, который остался открытым. Важный сигнал, посланный элите – это призыв к однородности. Быть либералом, судя по посылаемому президентом месседжу, не значит не соглашаться с режимом и его действиями. «Давайте работать вместе» – этот тезис лейтмотивом проходил через всю речь, но совершенно не выглядел доброжелательно-мягким. И в этом смысле послание 2016 года не рассказало нам ничего нового.

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersectionproject.eu