Печать Save as PDF +A A -A
16 августа 2016

Новое поколение российских технократов

Прочный электоральный авторитаризм и восхождение Антона Вайно

В феврале 2009 года Антон Вайно был исключен из “первой сотни” президентского кадрового резерва, созданного во время президентства Дмитрия Медведева по поручению Пр-1573 от 1 августа 2008 года. Вайно, назначенный заместителем главы аппарата правительства Владимира Путина, был выведен из списка, как и другие официальные лица из администрации президента и аппарата правительства, т.к. «первая сотня» была изначально задумана как карьерная лестница для перспективных управленцев, которые должны были занять ключевые посты в российском государстве. Похоже, что Вайно (1972 г.р.) уже в 2009 году считался успешным управленцем – через семь лет, 12 августа 2016 года, он сменил Сергея Иванова (*1953) на посту руководителя президентской администрации, втором по значимости (неформально) посте в системе российской бюрократии.

Понимание формирования и функционирования резерва управленческих кадров полезно не только для того, чтобы прояснить причины недавней замены Иванова на Вайно, избегая скатывания в кремлинологию, но необходимо и для понимания общей картины того, как сегодняшний российский электорально-авторитарный режим обновляется, а значит и воспроизводится. Прочность авторитарного режима достигается постепенным выведением с ключевых позиций элит, представители которой, как правило, имеют общее прошлое с Владимиром Путиным (*1952) – через Советское КГБ или же работу в Ленинграде/Санкт-Петербурге в 1980х-1990х  – и заменой их на кадры, которые сделали свою карьеру в 2000-е в федеральной (а иногда и региональной) власти.

Первым примером этого тренда стал Владимир Якунин (*1948), который в 2015 году был заменен на Олега Белозерова (*1969) на посту главы РЖД. Белозеров также является «выпускником кадрового резерва» 2009 года. Другой пример: Виктор Иванов (*1950), возглавлявший Федеральную службу по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН), которая потеряла свой независимый статус, а реформированное главное управление по контролю за оборотом наркотиков Министерства внутренних дел возглавил Андрей Храпов (*1970), сделавший свою карьеру в ГУВД Москвы. Этот тренд имеет принципиальное значение: старое правило «стабильности кадров», существовавшее с 2003/2004 года, когда из власти ушли последние крупные фигуры ельцинской «семьи», больше не работает. Старые узы взаимного контроля и общей ответственности – «круговая порука» - небольшой группы представителей власти, имеющих личные связи с президентом Путиным, постепенно ослабевают, а новые начинают формироваться. В случае с Владимиром Якуниным и Виктором Ивановым этот переход прошел вполне безболезненно. В других случаях  – как, например, с бывшим главой Федеральной таможенной службы Андреем Бельяниновым (*1957) – уголовные преследования угрожают и свободе, и личному благосостоянию представителей элиты, многие годы прочно державшихся за свои места.     

На данный момент было предложено уже множество теорий о том, почему Сергей Иванов был заменен на Антона Вайно на посту руководителя президентской администрации (полезный обзор четырех теорий от Шона Гиллори). Если рассмотреть, как и когда сменялись руководители президентской администрации за последние 25 лет, прошедших с момента ее создания в августе 1991 года, то в уходе Иванова нет ничего уникального, по крайней мере, по двум причинам.

Во-первых, имеют значение электоральные циклы: замены, как правило, происходят либо незадолго до парламентских или президентских выборов, либо после них. Во-вторых, принципиальным моментом здесь является время. Пробыв на посту 1695 дней, Иванов стал рекордсменом, и его замена рано или поздно случилась бы (Александр Волошин пробыл во главе администрации 1686 дней с 1999 по 2003 год; Сергей Нарышкин – 1317 дней, с 2008 по 2011 год). За два с половиной десятилетия и 11 глав администрации, покинувших пост, уход Иванова вполне вписывается в общее правило. Период с 1996 по 1999 год оказался экстраординарным – за немногим более чем три года сменилось четыре главы правительства. Исключением стал уход Дмитрия Медведева при Путине после 746 дней работы, и никак не было связано с электоральным циклом.   

До своего назначения Антон Вайно не привлекал особого внимания ни общественности, ни СМИ. В своем докладе Евгений Минченко в 2015 году был одним их немногих, кто назвал Вайно представителем новой когорты технократов, будущих управленцев в экономике. Помимо Вайно и нового главы РЖД Белозерова, Минченко называет Дениса Мантурова (министр промышленности и торговли, *1969) и Александра Новака (министр энергетики, *1971). Все они были включены в «топ 100» президентского резерва в 2009 году, чтобы всего через несколько лет получить повышение. Многие другие, включая Николая Никифорова (министр связи и массовых коммуникаций, *1982) и Владимира Токарева (руководитель федерального агентства по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству, *1977) могли бы быть включены в список Минченко. Все они лично в долгу перед Путиным за патронаж, что особенно заметно в случае с Антоном Вайно. Вайно родился в Эстонии в 1972 году в семье советской номенклатуры, окончил элитный дипломатический университет МГИМО и затем работал дипломатом в МИДе. В 2002 году он перешел в управление протокола президентской администрации, где был ответственен за дипломатические контакты и рабочие встречи президента и сотрудников администрации с иностранными политиками. В 2004 году стал заместителем руководителя Протокольно-организационного управления, расширив сферу своих обязанностей до международных и внутрироссийских рабочих встреч и поездок российского президента. После объявления о рокировки Путина и Медведева в 2007 году, Вайно перешел в аппарат премьер-министра, но в итоге вернулся в президентскую администрацию в 2012 году на правах заместителя руководителя Администрации. Эти фотографии ясно показывают, что с середины 2000-х годов Вайно всегда находился среди высших руководящих лиц и имел чуть ли не ежедневный личный контакт с Путиным, т.к. был ответственен за его график.

Однако отождествлять становление новых технократов России преимущественно с индивидуальной лояльностью Владимиру Путину будет преувеличением персонализации режима. Вайно и «выпускники 2009» – это только вершина кадрового резерва управленцев, который используется уже на протяжении многих лет. «Ручное управление» в определенных случаях сосуществует с институционализированными, технократическими процессами, работающими в целом стабильно. Подобная схема ранее была характерна для целого ряда режимов, включая Советский Союз или бюрократические авторитарные режимы Латинской Америки 20 века (например, Бразилия). Вдобавок к «топ 100» российская кадровая система сегодня насчитывает еще порядка 4600 человек; региональные резервы – официально 7600. Примечательно, что система кадрового резерва доступна для гражданских государственных служащих, но ей также пользуются военные и силовики. Несмотря на то, что о кадровой политике силовиков известно очень мало, можно предположить, что такие губернаторы как Алексей Дюмин (Тула, *1972) и Евгений Зиничев (Калининград, *1966), выходцы из ФСО, – результат схожей кадровой политики.

Антон Вайно также попадает в общую тенденцию воспроизводства режима и смены поколений: дети тех, кто в 2000-е годы занимал важные посты на государственной службе или в экономике, постепенно идут вверх по карьерной лестнице. Отец Антона Вайно с 2009 года является вице-президентом АвтоВАЗа, российского автомобилестроителя и ключевого предприятия в государственной оборонной корпорации Ростех, контролируемой Сергеем Чемезовым.

Несмотря на возраст Антона Вайно и репутацию клерка-технократа без большого веса среди элит (в сравнении с Сергеем Ивановым, которому когда-то пророчили президентское кресло), неправильно рассматривать его только как послушного исполнителя воли Путина. Стоит вспомнить пример самого Владимира Путина, который начал свою московскую карьеру в 1996 году в роли главы Управления делами Президента. Или пример Игоря Сечина, работавшего в секретариате президентской администрации, прежде чем стать одним из самых влиятельных российских управленцев в энергетике во главе Роснефти. Нет никаких системных причин, по которым Вайно не стал бы выстраивать свою властную линию. Тем более что он входит в наблюдательный совет Ростеха с 2014 года – наряду с другими помощниками и начальниками управления администрации президента и представителями МинОбороны и ФСВТС. То есть Вайно недалек от российского военно-промышленного комплекса.  

Вайно и Дениса Мантурова, члена наблюдательного совета Ростеха, связывает еще одно обстоятельство: они оба имеют недвижимость в яхт-клубе Пирогово в Подмосковье. Более того, жена Вайно, Елена Шуленкова, до 2012 года владела домом в московской Барвихе, находящимся недалеко от домов сына и зятя Виктора Золотова, главы Федеральной службы национальной гвардии, а также свояк вышеупомянутого Алексея Дюмина.

Сегодня мы наблюдаем постепенное омолаживание – а значит и воспроизводство – российского электорального, бюрократического авторитаризма. Вопрос на миллион долларов на ближайшее будущее: сохранит ли режим во главе стареющего персоналисткого лидера или смена власти дойдет в итоге и до высшего политического поприща в России.  

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersectionproject.eu