Печать Save as PDF +A A -A
16 мая 2017

Чемпионы по неэффективности

История строительства стадиона к ЧМ по футболу в Петербурге демонстрирует, что система перестала справляться даже с проектами, которые призваны улучшить ее имидж

Властная вертикаль, выстроенная в России при Владимире Путине, не работает просто так, ей нужны внешние стимулы. Олимпиада 2014-го года в Сочи стала поводом для создания не только спортивных объектов, но и современной инфраструктуры в Краснодарском крае. Результат был достигнут ценой экологических нарушений, принудительного выселения жителей и колоссальных затрат (1,5 трлн рублей, или 51 млрд долларов по оценке госкорпорации Олимпстрой). Тогда вызывало вопросы качество горных тоннелей на трассе Адлер-Красная поляна и спортивных объектов, построенных в болотистой Имеретинской низменности.

Можно было ожидать, что Чемпионат мира по футболу 2018 года станет таким же стимулом для бюрократии и окологосударственного бизнеса. Принять игры должны 11 городов России, включая Екатеринбург, Сочи и Калининград. Расходы на подготовку к мировому первенству оценивались почти в $17 млрд (664 млрд руб.). Однако по сравнению с «нулевыми» годами система не демонстрирует прежнюю эффективность.

Самый показательный пример – возведение стадиона на Крестовском острове в Петербурге, которое Владимир Путин назвал «очень печальной историей». «Санкт-Петербург Арену» строили свыше 10 лет. Это самый дорогой в России стадион и один из самых дорогих в мире. В 2018 году он примет три матча ЧМ по футболу. При этом сейчас он малопригоден для нормальной игры в футбол из-за ошибок и недоделок.  Как сложилась такая ситуация?

Проектировать «Санкт-Петербург Арену» начали в 2004 году как домашний стадион для петербургского клуба «Зенит». На конкурсе победило японское бюро архитектора Кисе Курокавы, по задумке которого арена должна напоминать космический корабль. Предполагалось, что работы будут завершены в 2007 году и обойдутся в 6,6 млрд рублей (250 млн долларов). На тот момент сроки и затраты соответствовали мировым стандартам. В 2008 году к проекту добавили выкатное поле и раздвижную крышу, – так стоимость увеличилась до 23 млрд. Спустя еще два года Россия выиграла заявку на проведение ЧМ по футболу. Потребовалось увеличить вместимость стадиона до 68 000 мест, чтобы он соответствовал требованиям FIFA. Затем в Петербурге был назначен новый губернатор, у команды которого не сложились отношения со строителями. После череды взаимных обвинений в срыве графиков администрация Петербурга сменила генподрядчика летом 2016 года — в третий раз за историю строительства.

В рамках властной вертикали за строительство стадиона к ЧМ отвечает администрация Петербурга. Работы финансируются из бюджета города. Многократное увеличение сметы уже привело к тому, что на стадион «перебрасывают» средства, которые должны были пойти на строительство школ, детских садов и других социальных объектов. Кроме того, из-за Чемпионата мира в Петербурге изменили план строительства метро. Рядом со стадионом появится новая станция, которая будет загружена только в дни футбольных матчей. При этом новые густонаселенные районы остаются без подземки. Таким образом,   Чемпионат мира не стимулирует, а затягивает решение городских проблем.

Такая ситуация могла бы стать поводом для политического поражения губернатора, однако Георгий Полтавченко и «Единая Россия» выигрывают выборы в Петербурге. Губернатор не несет политической ответственности за подготовку к Чемпионату перед горожанами и не отвечает даже  на вопрос о стоимости стадиона. В конце апреля 2017-го, отвечая на вопрос парламентской оппозиции, Полтавченко заявил, что назвать конкретные цифры можно будет, когда разберутся «компетентные органы». Заместитель губернатора Игорь Албин ранее сообщал, что арена обошлась в 43 млрд рублей. При этом Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального оценивает расходы в 48,2 млрд рублей, а петербургское отделение Transparency International – в 50 млрд. В зоне умолчания, таким образом, остаются 7 млрд — сумма, сопоставимая с изначальной стоимостью стадиона. На эти деньги можно построить большую многопрофильную больницу (6,9 млрд рублей) или 5-7 новых школ (1-1,4 млрд рублей в ценах 2015 года).

С учетом затрат на строительство метро и другой инфраструктуры вокруг новой арены суммарные расходы будут в 2-2,5 раза превышать стандартные для Европы 7000-8000 долларов за посадочное место. Даже после окончания всех работ по госконтрактам стадион потребует новых вложений — со стороны футбольного клуба «Зенит». Необходимость переделок объясняют «адаптацией» арены к требованиям FIFA. На эти цели клуб уже потратил 1 млрд рублей и намерен вложить еще до 5 млрд. Таким образом, стоимость стадиона в долларовом эквиваленте может превысить смету лондонского «Уэмбли» (на 90 тысяч мест), которая составляет 1,25 млрд долларов.

В российском случае колоссальные вложения не гарантируют приемлемого результата. Комиссия FIFA обнаружила, что выкатное поле стадиона из-за превышения уровня вибрации непригодно для игры в футбол. На устранение этой проблемы потратили несколько месяцев и еще около 400 млн рублей. Перед первым тестовым матчем выяснилось, что на стадионе невозможно нормально играть из-за плохого состояния газона. Также протекала раздвижная кровля, которую пришлось вручную очищать от снега и закрывать полиэтиленом. Это предел эффективности вертикали: даже при многомиллиардных вложениях она  неспособна наладить работу современных систем.

Строительство объектов к ЧМ по футболу сопровождается нарушениями прав рабочих и несчастными случаями. В Петербурге травматизм и смертность на арене повысились после смены генподрядчика в 2016 году. Тогда власти города неформально приказали строительным компаниям прислать на площадку своих рабочих, либо помочь деньгами, чтобы сократить отставание в сроках. Норвежский футбольный журнал Josimar сообщает, что в этот период при строительстве стадиона в Петербурге использовался принудительный труд граждан Северной Кореи. Нарушение прав рабочих при строительстве к Чемпионатам мира не встречает сопротивления со стороны FIFA, хотя международная организация должна следить за соблюдением прав человека. Аналогичные проблемы возникают не только в России, но и в Катаре при подготовке к Кубку 2022 года.  

Как и в случае с Сочи, для российских чиновников подготовка к ЧМ является политической задачей, провалить которую они не могут. Но эффективность системы критически понижает ее неотъемлемая черта – сверхцентрализация. Если олимпийская стройка велась силами нескольких госкорпораций под присмотром президента в отдельно взятом регионе, то в случае с ЧМ-2018 таких регионов 11. Уследить за всеми федеральные власти явно не в состоянии. Более того, нет единой схемы финансирования. Так, стадион в Петербурге полностью строят за счет городского бюджета. В других городах работы выполняют отобранные Москвой генподрядчики. При этом дороги и другую инфраструктуру финансируют из двух бюджетов — регионального и  федерального. Некоторые регионы, на которые и так увеличилась нагрузка, уклонялись от своей доли расходов.

Из-за отсутствия нормальных механизмов контроля возникает замкнутый круг: низкое качество управления приводит к отставанию в сроках, неразберихе и ошибкам. Для их устранения выделяются дополнительные средства из бюджета и используются неформальные механизмы, которые еще больше понижают качество работ. В результате даже показательные проекты, изначально призванные продемонстрировать эффективность власти, становятся обузой для налогоплательщиков. 

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersectionproject.eu