Печать Save as PDF +A A -A
2 августа 2016

Поташ и политика

Как ресурсы могут объединять или становиться яблоком раздора между олигархами, Пекином, Кремлем и Беларусью 

Все уже давно усвоили истину о том, что для понимания геополитики и политэкономии Евразии нужно разбираться в нефти и газе. Однако есть еще один – хотя и не столь широко разрекламированный – ресурс, без которого невозможно производство удобрений, и который, вероятно, является еще более наглядным инструментом для понимания евразийских геополитических реалий. Речь идет о поташе.

Анализ недавних событий на рынке поташа свидетельствует о переменах в российско-белорусских отношениях и проблемах, с которыми сталкивается Беларусь в вопросе сбалансирования своей внешней политики. Также они указывают на готовность Кремля прибегнуть к услугам лояльных олигархов для достижения своих внешнеполитических целей, и подтверждают, что влияние Китая в регионе является теперь бесспорным фактом. 

История российско-белорусского экспортного картеля

В 2005 году российская фирма Уралкалий и белорусское государственное предприятие Беларуськалий договорились о создании экспортного картеля, вошедшего в историю под названием Белорусская поташная компания (БПК).  БПК должна была выводить на рынок и продавать поташ Уралкалия и Беларуськалия, что позволило бы обеим фирмам, отвечающим за  40% мировых поставок поташа, фактически устанавливать мировые цены.  В 2007 году Уралкалий, владельцем которого на тот момент был Дмитрий Рыболовлев, сумел успешно осуществить  IPO, в то время как Беларусь смогла обеспечить себе значительную прибыль в иностранной валюте, что решало немало проблем для этой страны, подпавшей в тот момент под действие санкций. В 2010 году Рыболовлев продал свою долю трем олигархам, при этом наибольший пакет акций достался Керимову. Бизнес продолжал оставаться весьма доходным, однако при Керимове стали проявляться трения между Уралкалием и Беларуськалием. Уралкалий расценил попытки Беларуськалия продавать поташ в Китай отдельно от БПК как угрозу для цены на калий –  т.к. поставки в Китай обычно определяют мировые цены на этот товар – и 31 июля 2013 года вышел из картеля. Некоторые наблюдатели полагали, что этим шагом Керимов попытался сбить цены с тем, чтоб увеличить долю Уралкалия на рынке. Последовала серия взаимных обвинений. Пиком этой борьбы стал арест белорусскими властями Владислава Баумгертнера, являвшегося на тот момент руководителем Уралкалия.  

В ноябре 2013 года Михаил Прохоров выкупил долю Керимова, а глава Уралхима, уроженец Минска, Дмитрий Мазепин выкупил 20% акций, которыми владели несколько партнеров Керимова. Этот шаг повсеместно рассматривался как попытка Кремля снизить напряженность. Однако картель так и не был восстановлен и цены на акции Уралкалия продолжали падать в последующие годы. Многие олигархи обожглись, ведя бизнес в условиях олигополии.  

Попытки Беларуси балансировать между Россией и Китаем

Беларусь воспользовалась возможностью, предоставленной развалом картеля, для расширения своей доли на рынке, а также для того, чтобы стать основным поставщиком Китая. Эта политика пришлась на момент, когда Беларусь прилагала немалые усилия с тем, чтобы привлечь китайские инвестиции, и хотя ее экономические преимущества вызывали большие сомнения, она открывала перед страной не только новые экономические возможности, но и давала ей шанс на развитие прямых политических связей с Китаем в обход России.

Но в последнее время прокитайский курс Беларуси стал вызывать много вопросов.  Прямые иностранные инвестиции Китая в Беларусь остаются ничтожными по сравнению с аналогичными инвестициями из России. Между тем, политический кризис и война в Украине открыли перед Беларусью еще одну возможность для диверсификации своей внешней политики: она выступила в роли посредника, предоставив сторонам место для проведения Минских переговоров. С политической точки зрения, эта дипломатическая инициатива оказалась гораздо более успешной и Европейский Совет, объявляя в феврале о снятии санкций с Беларуси, напрямую сослался в своем заявлении на ее «конструктивную роль в регионе». Однако эта новая инициатива, направленная на то, чтобы понравиться Западу, не внесла изменений в ее задекларированные три столпа китайско-белорусcких отношений: взаимное сотрудничество на международной арене, китайские займы и инвестиции, а также рост белорусского экспорта в Китай.

Китай со своей стороны также предпринял усилия, чтобы показать, насколько он ценит свои связи с Беларусью, в частности – ее поставки поташа.  Когда в Кремле распорядились о продаже доли Каримова в Уралкалии, то благодаря этому Китай также оказался за столом переговоров: это решение позволило Китайской инвестиционной корпорации, Фонду национального благосостояния Китая,  конвертировать облигации в 12,5% акций  Уралкалия. Однако в сентябре 2015 года Китай продал свои акции компании.  Возможно, этот шаг был вызван заключенным пятью месяцами ранее ежегодным соглашением, которое продемонстрировало готовность Минска пойти на существенное снижение мировых цен. Недавно ключевая роль поташа в китайско-белорусских отношениях была наглядно продемонстрирована при подписании займа на сумму в 1,4 млрд долларов, который в июне Китай предоставил Беларуси для разработки нового месторождения поташа.  До тех пор, пока Беларусь будет получать выгоды от этих отношений, она будет продолжать курс внешнеполитического балансирования между Россией, Западом и Китаем.

Последствия последней продажи Уралкалия

В начале июля этого года стало очевидно, что под давлением из Кремля олигарх Михаил Прохоров продаст свои 20% акций Уралкалия, которые менее чем три года назад олигарх Сулейман Керимов был вынужден продать ему также под давлением из Кремля. Сообщалось, что  Прохоров, попавший в немилость Кремля (вероятно, по причине публикации медиа-холдингом РБК статей о причастности президента Путина к панамскому скандалу, а также деталей замужества дочери Путина), будет вынужден продать все свои владения в России. Однако в Кремле хорошо помнят правило о том, что всякий кризис таит в себе новые возможности.

8 июля никому не известный белорусский предприниматель Дмитрий Лобяк купил  долю Прохорова в Уралкалии за нераскрытую сумму. Тут же Лобяк призвал к восстановлению российско-белорусского поташного картеля, который доминировал на мировом рынке этого товара с 2005 по 2013 год. Воссоздание картеля имело бы существенные последствия на рынке поташа, для российско-белорусских отношений, а также для попыток Китая расширить свое влияние в Евразии.

Пару недель назад Лукашенко также сделал заявление в поддержку возрождения картеля. Однако в конце июня Беларуськалий заключил сделку о продаже поташа индийской компании Indian Potash Limited по цене 227 долларов за тонну, что знаменует самую низкую цену за десятилетие.  Сделка была особенно примечательна еще и потому, что Китай только собирался подписать ежегодное соглашение с любым из крупнейших экспортеров поташа, намеченное на вторую половину года, которое приводило к спаду объема продаж и порождало большую неопределенность на поташном рынке. Восстановление картеля до подписания такого соглашения резко поменяло бы ситуацию в пользу Беларуськалия и Уралкалия, выбив инициативу из рук китайских покупателей. 

Эти события происходят в ситуации, когда Минск стремится подчеркнуть свою приверженность Москве, несмотря на продолжающуюся политику балансирования.   Время от времени между этими двумя столицами возникают мелкие разногласия по поводу экспорта энергоресурсов, таможенных вопросов и мер в области обороны, но Лукашенко доказал свою способность всегда удерживать эти проблемы от перерастания в нечто серьезное.  Однако теперь экономики обеих стран оказались в весьма затруднительной ситуации. Объем торговли между двумя странами в долларовом измерении падает, и определенные правые круги в России нагнетают страхи по поводу возможности «Майдана» в Беларуси. Кремль также пытается обеспечить сохранение Беларуси на своей орбите. Продажа доли Прохорова в Уралкалии Лобяку указывает на то, что возрождение поташного картеля может стать способом реализации этой политики.  По слухам, Лобяк – одноклассник вышеупомянутого российского олигарха Дмитрия Мазепина. Считается, что с благословления Кремля Мазепин имеет полный управленческий контроль над Уралкалием. Если кто-то и станет гарантом возрождения картеля, то наиболее вероятный кандидат на эту роль – Мазепин.

Будущее российско-белорусского экспортного картеля

14 июля Китай наконец-то согласился подписать с Беларуськалием контракт на импорт поташа по цене 219 долларов за тонну. Эта сделка, несомненно, является победой для Китая. Она свидетельствует о том, что Беларусь не будет спешить возвращаться в картель до тех пор, пока не удостоверится в том, что у нее есть на то веские стимулы. Минск будет по-прежнему нуждаться в поступлениях иностранной валюты, которые мог бы обеспечить картель, а также демонстрировать свою приверженность Москве – в случаях, когда Кремль будет подталкивать к этому. Однако развал первоначального картеля и его последствия показывают, что Москва более не в состоянии отдавать приказы Минску. Новое соглашение также демонстрирует, что влияние Китая твердо распространяется по Евразии, превращаясь в существенный фактор в отношениях между Россией и Беларусью – странами, состоящими в военном и экономическом союзе друг с другом. Для России это новый вызов, а сделка лишь повышает ставки в вопросе о возобновлении сотрудничества с Беларусью. О новом картеле можно будет договориться, но его нельзя будет навязать.   

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersectionproject.eu