Печать Save as PDF +A A -A
23 февраля 2016

Немцы прощаются с Россией

Как санкции ударили по немецкому бизнесу в России

Еще в середине 2015 года для немецкого бизнеса в России существовало три возможных сценария: 1)его частичное сокращение при сохранении лишь перспективных направлений сотрудничества, таких как сельское хозяйство и пищевая промышленность; 2)переориентация, перерегистрация заинтересованных в российском рынке немецких компаний в странах ЕАЭС (Казахстане или Кыргызстане) для сохранения возможности поставок на российской рынок и получения более привлекательного налогового режима; 3)уход и сворачивание как краткосрочных, так и долгосрочных программ сотрудничества, и сохранение бизнес-коммуникации лишь по отдельным направлениям.     

Первый сценарий – не удался, а второй не реализовался по объективным причинам. Экономики стран ЕАЭС оказались затронуты негативной динамикой настолько, что падающие курсы национальных валют сводили на нет преимущества налогового режима для инвесторов (НДС в России — 18%, а в Казахстане и Кыргызстане — 12%; налог на прибыль в России — 20%, в Казахстане — 15%, в Кыргызстане – 10%). Статистика подтверждает, что немецкий экспорт сократился и в страны Евразийского пространства: в Кыргызстан на 5%, в Казахстан и Беларусь – на 21% и 29% соответственно.   

Сегодня оказалось, что путевку в жизнь получил именно третий сценарий – самый тяжелый для российско-немецких отношений. По состоянию на 20 января 2016 года численность действующих на территории РФ представительств, филиалов и юридических лиц с участием граждан и предприятий из Германии составила 5583 компании (-7% по сравнению с 2014 годом). Быстрее всего «уходили» с российского рынка филиалы и представительства немецких компаний (-24% по сравнению с 2014 годом). Количество иных форм юридических лиц с немецким участием сократилось за тот же период на 4,6%.

Происходит сворачивание как краткосрочного, так и долгосрочного сотрудничества между Россией и Германией, с сохранением и обеспечением жизнеспособности лишь отдельных бизнес-проектов. Для их поддержания 1 декабря 2015 года силами Российско-Германской внешнеторговой палаты и Российского союза промышленников и предпринимателей была создана платформа для развития российско-немецких бизнес-связей. Само по себе это хорошо, но единичное продвижения бизнес-инициатив в нынешней ситуации не обеспечивает необходимого количества и качества двухстороннего бизнес-сотрудничества.

Дебит и кредит немецкого бизнеса в России

Немецкий бизнес всегда был широко представлен в России, поэтому свои «потери» немецкие предприниматели подсчитывают почти во всех сферах российского бизнеса. По данным Российско-Германской внешнеторговой палаты, самый сильный удар пришелся на автомобильный рынок, который, по оценкам немецких экспертов, до сих пор находится в «свободном падении». За девять месяцев 2015 года импорт российских легковых автомобилей сократился на 58%, а оборот российской автомобильной промышленности упал на 34,5%. Ожидается, что падение оборота составит более 37%.

Потеряли свою привлекательность для немецкого бизнеса строительство и поставки специализированной машинной техники. Рынок медицинских услуг и поставки медицинского оборудования, по оценкам экспертов, могут вновь стать интересны и доступны для немецких поставщиков только после 2018 года.  Авторы доклада полагают, что возможными и пока доступными сферами немецко-российского бизнес-сотрудничества остаются продвижение интернет-технологий, химическая промышленность и переработка мусора.  

Данные Восточного комитета немецкой экономики (Ost-Ausschuss der Deutschen Wirtschaft) свидетельствуют о том, что экспорт из Германии в Россию уже в первой половине 2015 года сократился на 31%, до 10,5 млрд евро. В общей статье доходов Германии 2% экспорта в Россию не играют существенной роли. По всем прогнозам, «доходы» от немецкого экспорта в Россию в 2015 году составят менее половины от доходов рекордного 2012 года, т.е. не превысят 20 млрд евро. Такие негативные тенденции обернутся потерей порядка 150,000 рабочих мест. Но даже такой расклад событий не является негативным сценарием для самой Германии. Ведь, по оценкам Немецкого союза промышленников и индустрии (DIKH), занятость внутри страны в 2016 году должна вырасти – будет создано около 200,000 рабочих мест. 

Санкции: не только они во всем виноваты

Официальная позиция Бундестага не связывает дестабилизацию российской экономики и падение индекса немецкого экспорта с введением санкций Евросоюза. Аналогичные негативные тенденции были ожидаемы и просматривались еще до введения режима санкций. Так, в 2013 году из-за слабой конъюнктуры немецкий экспорт в Россию упал на 6%, а с января по июль 2014 года (до введения санкций) сократился на 15,3%.  

Официальная позиция лишь частично совпадает с восприятием ситуации бизнес-сообществом. В декабре 2015 года Российско-Германская внешнеторговая палата представила обновленные результаты исследований о влиянии санкций на немецкий бизнес в России, согласно которым 66% предпринимателей пострадали от введенных санкций (против 38% в августе 2014 года), а 34% – не почувствовали никаких изменений (против 62%). Каждый второй бизнесмен пострадал из-за финансовых санкций (48% от числа пострадавших респондентов); каждый четвертый – из-за ограничений в обороте товаров двойного назначения (26% пострадавших) и ограничений в работе с российскими юридическими лицами (25%). Каждый шестой респондент связывает свои потери с введенным эмбарго в сельском хозяйстве (18% респондентов) и «крымскими санкциями» (16%). Ограничение инвестиций, добычи и разработки нефти, газа и минералов (14%) затронули каждого седьмого респондента, а вот персонализированные санкции оказали негативное воздействие лишь на каждого пятнадцатого респондента (6%).

Разница восприятия

Россия в последние несколько лет находилась в колее авторитарной модернизации, которая дала свой быстрый и резкий эффект, а сейчас начался полный откат назад. Одним из следствий этого обратного движения стал ухудшающийся баланс торговых отношений и негативная динамика немецкого экспорта в Россию.

Немецкий бизнес, уходящий из России, понимает, что «свято место пусто не бывает». После того, как свое присутствие на рынке авиаперевозок России стала сокращать Lufthansa (ее перевозки в Россию в 2015 году сократились на 43%), ее место тут же заняла авиакомпания Turkish Airlines. Turkish Airlines в 2015 году увеличила количество своих перевозок в Россию на 16%, что позволило ей стать крупнейшим иностранным авиаперевозчиком в Россию. Однако растущие риски, отсутствие четких перспектив планирования, нестабильность национального рынка и национальной валюты – все это делает ведение бизнеса с Россией невозможным для предпринимателей малого и среднего звена, и весьма трудным для крупного бизнеса.

Интересно, что совершенно иное восприятие происходящего мы наблюдаем у представителей российского бизнеса, убежденного, что новый формат немецко-российских отношений это следствие санкционного режима. По новому постановлению ТПП РФ (Торгово-промышленной палаты РФ) от 23 декабря 2015 года изменение валютного курса и девальвация национальной валюты требуют исполнения обязательств по договору. А вот ограничительные и запретительные меры в отношении России или российских хозяйствующих субъектов (т.е. санкции) – это форс-мажорные обстоятельства, при наступлении которых стороны внешнеторговой сделки освобождаются от ответственности за полное или частичное неисполнение своих обязательств.

Такая расстановка приоритетов сложна для понимания немецкого бизнес-сообщества, но демонстрирует интересы ТПП РФ: отказ воспринимать форс-мажорными обстоятельствами девальвацию национальной валюты и изменение валютного курса рубля, которые более всего ударят по мелкому и среднему бизнесу. Признание же санкций обстоятельствами, освобождающими от ответственности, защитит попавший под санкции крупный (государственный) бизнес.   

Немецкий бизнес все еще прощается с Россией, выводя активы, закрывая представительства и филиалы, сворачивая программы и проекты социальной направленности. Бизнес прощается, но не уходит окончательно. И это, пожалуй, единственная хорошая новость из всех описанных выше.

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersectionproject.eu