Печать Save as PDF +A A -A
25 января 2016

Изменение через сближение vs. Изменение через санкции

Почему бизнес круги должны подтолкнуть Кремль к изменениям 

Следствием российской агрессии на Украине стало противостояние двух моделей взаимодействия между Россией и Европой, лишь одна из них доказывает свою эффективность.

Украинский кризис послужил причиной введения Европейским Союзом экономических санкций против России. И пока ситуация на Украине выглядит относительно спокойной, в ЕС вновь возникает желание вернуть Россию поближе к Европе. Сближение, достигнутое посредством экономической кооперации, по замыслу должно благотворно повлиять на снижение непредсказуемости кремлевской политики в будущем. Тем не менее, политика «изменение через сближение» противоречит политике «изменение через санкции».

Ситуация на рынке нефти сегодня ставит под вопрос выживаемость модели управления в России, сформированной за время правления Путина. Президент Путин признал, что низкая цена на нефть является самым большим ударом для россиян. Цель подобного заявления – еще раз подчеркнуть незначительность влияния санкций, хотя скорее оно говорит о реальной обеспокоенности положением дел.  

Кризис сырьевого государства

Государствам, зависящим от экспорта сырой нефти, сейчас приходится активно пересматривать свои бюджетные расходы. Нефть, стоимость которой в июне 2014 года превышала $115, сегодня барахтается вокруг отметки в $30. Нисходящий тренд продолжается, несмотря на временные флуктуации. Чтобы анализировать эффект низкой нефти для России, необходимо обратить внимание на два других государства-экспортера нефти: Саудовскую Аравию и Венесуэлу.

Саудовская Аравия в 2015 году объявила о рекордном дефиците бюджета в размере $98 млрд. Из-за спада цен на нефть ожидаемые доходы бюджета планировались в размере 608 млрд риалов ($162 млрд), что крайне далеко от расчетов 2014 года. Из них доходы от экспорта нефти – $118 млрд – на 23% ниже поступлений предыдущего года. При этом доходы от несырьевого экспорта выросли на 29% и достигли $43.5 млрд.

С учетом ожидаемого падения дохода от экспорта нефти до $137 млрд, саудиты в 2016 году запланировали дефицит бюджета в размере $87 млрд. Бюджет составлен из расчета среднегодовой цены на нефть в $29 за баррель.  В случае Саудовской Аравии снижение цен на нефть влечет за собой преимущественно финансовые последствия, тогда как в Венесуэле оно имеет явную политическую повестку. Дешевая нефть и связанный с этим бюджетный кризис, возможно, стали причиной проигрыша правящей партии президента Николаса Мадуро на парламентских выборах 6 декабря. Социалистическая партия впервые за 16 лет вернула себе большинство в парламенте. Оппозиционные партии получили 122 из 167 мест в Национальной ассамблее Венесуэлы, Социалистическая партия закрепила за собой 55 мест.

Снижение цен на нефть лишило правительство значительных ресурсов, позволявших ранее закрывать дыры в системе социального обеспечения граждан – основе легитимности венесуэльских властей. Социальный порядок последних лет, спонсированный нефтедолларами, сейчас висит на волосок от гибели. Несмотря на просьбу Каракаса снизить добычу нефти, чтобы повысить цены, члены ОПЭК отказались вмешиваться в устоявшийся тренд. Члены ОПЭК уповали на то, что избыток нефти на рынке исходит не от стран ОПЭК, значит и действия стран картеля будут неэффективными. И хотя президентский срок Мадуро истекает только в 2019 году, уже сейчас назревает спрос на его досрочную отставку, если он не сможет предложить адекватные реформы. Мадуро же заявляет в ответ о контрреволюции, направленной против фундаментальных принципов венесуэльской революции.

Если дешевая нефть не убивает, она делает тебя сильнее

Учитывая складывающиеся обстоятельства, какие варианты действий сейчас имеются у России – еще одной страны-экспортера ресурсов? Альтернативами реформ является дальнейшая изоляции, ложь своему обществу, скрепленная новыми зрелищами – дальнейшим развитием военных кампаний на Ближнем Востоке и в Восточной Европе.

Причиной рецессии в России в 2015 году стали комбинация факторов: дешевеющая цена на нефть, ослабевающий рубль и углубляющиеся структурные проблемы экономики. В октябре 2015 года реальные заработки россиян упали на 10% по сравнению с тем же периодом предыдущего года. Российская пропаганда указывает на виновного: Запад. Оппозиция не в силах поменять власть. Внутренняя дискуссия о том, как справляться с угрозой для главной статьи доходов бюджета ведется без общества. Власть поддерживает одобрение населения с помощью агрессивной внешней политики, а также пытаясь сохранить стабильную социальную политику, от которой выигрывают и граждане, и элиты.

К примеру: по данным Forbes глава Газпрома Алексей Миллер заработал в 2014 году $25 млн. Руководство компании заработало $40.3 млн – 17 управляющих получили за год почти по $2.3 млн, примерно по $198 тысяч в месяц.

Обычные работники Газпрома также могут рассчитывать на значительную социальную поддержку: они получают бонусы на день работника нефтяной и газовой промышленности, день защитника отечества, а в случае женщин и на 8 марта. Предусмотрена надбавка за выслугу лет, начиная с 15 лет стажа. Компания компенсирует стоимость отдыха в туристических центрах Газпрома на сумму до 92 тысяч рублей.

Стройгазмонтаж – компания Аркадия Ротенберга, считающегося другом Путина – получила без конкурса контракт на строительство газопровода из России в Китай («Сила Сибири») стоимостью в рекордные 155.9 млрд рублей.

Коррумпированная система, связавшая бизнес и власть в России, гарантирует красивую жизнь для всех вовлеченных в нее лиц. Путин дал четкий сигнал, что во время кризиса низких цен на нефть он позаботится обо всех «своих».

Риторика «осажденной крепости» придумана с расчетом на самого обычного гражданина Российской Федерации. Россияне консолидируются вокруг своего вождя – Владимира Путина – перед лицом «атаки» в виде понижения цены на нефть неназванными «политическими силами», начатой с ноября 2014 года. Но вместе с развитием кризиса изменилась и риторика. После резких заявлений главы Роснефти Игоря Сечина, сделанных в ответ на планы саудитов поставлять нефть в Польшу, российскому министру финансов Антону Силуанову даже пришлось сбавлять градус напряжения – объяснив, что конкуренция в бизнесе это нормальное явление для рыночной экономики, и такие правила игры нужно просто принять. В условиях перенасыщения рынка государства-экспортеры нефти фактически воюют за потребителей.

Санкции работают

Политика санкций в условиях снизившейся стоимости нефти чревата для России еще большими рисками. Путин потратил нефтедоллары в основном на «хлеб и зрелища» для российского народа в обмен на его поддержку. В числе зрелищ – Украина, Сирия, а в особенности Олимпиада в Сочи в 2014 году, стоимость которой составила $50 млрд, что сделало ее самой дорогой за всю историю проведения игр. По данным Bloomberg, Внешэкономбанк (ВЭБ) взял на себя обеспечение инфраструктуры к Олимпиаде в Сочи, инвестируя свыше 200 млрд рублей в отели, лыжные базы и прочее. По данным Standards and Poor’s, ВЭБ стал финансовым инструментом Москвы для регулирования экономики. Используя ВЭБ, Путин финансирует «специальные объекты», реализация которых не поддается рыночной логике. «Прогулка» на Украину привела к финансовым санкциям со стороны ЕС и США, отрезавшим тот же ВЭБ от среднесрочных и долгосрочных кредитов.

Ограничения, наложенные Западом, лишают российскую экономику важной для существования многих российских компаний поддержки со стороны западного бизнеса. Находящимся под санкциями Роснефти и Новатеку пришлось прекратить ряд своих инвестиционных программ. Поиски капиталов и партнеров в Азии не принесли ожидаемого результата.   

Газпром не попал под санкции по хорошей причине: в отличие от своих конкурентов, Газпром имеет прекрасные отношения со своими клиентами в ЕС. Эти связи идут глубже бизнеса, иногда вырисовываясь в форме личных связей – о чем свидетельствует пример бывшего канцлера Германии, члена совета правления «Северного Потока» Герхарда Шредера. Поддержка странами Западной Европы «Северного Потока-2» доказывает, что Европа не позволит полной изоляции российского бизнеса.

Выборы в российскую Думу пройдут в сентябре 2016 года. И пока западные СМИ ждут политических изменений из-за тяжелой экономической ситуации и реакции общества, деловые круги должны стать инициаторами изменений. Потому что именно они должны продвигать перемены в России, т.к. у них в руках больше инструментов влияния на Кремль. Политика санкций должна быть продолжена, чтобы подтолкнуть их к действию. Политика «изменение через сближение», популярная в Германии, определенно менее эффективна, чем политика «изменение через санкции». 

Использование материалов интернет-издания "Intersection" путем их полного воспроизведения разрешается только с разрешения редакции Intersection - intersection@intersection.eu